Лимассол
  • Айя-Напа
  • Ларнака
  • Лимассол
  • Никосия
  • Пафос
  • Полис
oC
Язык, устное творчество и литература Кипра
Язык, устное творчество и литература Кипра
Уникальная языковая и художественная среда
329
Евгения Кондакова-Теодору
Автор: Евгения Кондакова-Теодору
06.08.2018

Кипр и бесчисленные поколения его жителей прошли около 9000 лет исторического и культурного развития, выстраивая собственную культуру, постоянно ассимилируя и сублимируя иноземные влияния и элементы, — создавая таким образом, уникальную языковую и художественную среду. Разумеется, здесь не могли не сказаться и долгие века господства на острове различных народов и даже цивилизаций, начиная с глубокой древности.

Все это не только обогащало культурный опыт, но и помогало закалить народный характер киприотов. Его отражение мы находим не только в литературных произведениях прошлого и современности, но и в ярких изречениях, пословицах, в сказках и притчах, — то есть в устной традиции, и даже в первую очередь именно в ней...

Сегодня вы сможете открыть для себя эту страничку народной культуры киприотов.

Население

Как известно, киприотами называют жителей Республики Кипр: греков и турок.

Греки-киприоты (по-гречески, Ελληνοκύπριοι) — это преобладающее население Кипра, составляющее около 80% от всех жителей страны (на сегодня это где-то 648,5 тысяч человек). Кроме этнических греков, согласно Конституции Республики от 1960 г., к «греческому» населению страны относят так же издавна проживающих здесь маронитов (ливанцев и сирийцев христианского вероисповедания), армян и католиков, которым была предоставлена возможность присоединения к одной из двух этнических общин (греческой или турецкой).

Итак, наши современники греки-киприоты — это настоящие потомки одного из древнегреческих племен — ахейцев (в том числе и микенцев, в частности: известны с начала II тыс. до н.э.; в XII в. до н.э. они активно переселялись на Кипр и в Малую Азию).

Таким образом, начиная со II тыс. до н.э. количество греческих переселенцев на острове сильно возросло и уже тогда Кипр становится важной и неотъемлемой частью эллинистического мира. Огромное влияние на этот процесс, а также на развитие античной традиции оказал греческий язык.

Если пересказать вкратце исторические события, оказавшие важное влияние на становление и развитие государственности страны, то значительное влияние, несомненно, здесь оказала впоследствии Византия, под юрисдикцией которой после падения Древнеримской империи (в 395 году) находился остров.

Восточно-христианские традиции (православие) так же укреплялись, в том числе знаменательным событием V века: обретением Кипрской православной церковью статуса автокефальной (в 431 году).

С приходом в конце XII века лузиньянов (1192-1489 гг.), а после — венецианцев (1489-1570 гг.), греки Кипра попали под тяжёлый гнёт: новые правители подвергали православную церковь и ее паству притеснениям.

С османским завоеванием в 1571 г. (в ходе турецко-венецианской или же «кипрской» войны 1570-1573 годов, поводом к которой стало стремление султана Селима II захватить остров... одной из причин, как считается, послужили великолепные здешние вина), когда в ходе вооруженных действий погибли, попали в рабство либо сумели покинуть остров около 56 тысяч греков и венецианцев, — на Кипр стали прибывать переселенцы из Турции.

Так мы переходим к другой, довольно большой и на сегодня исторически сложившейся общине населения Кипра, — к туркам-киприотам (по-турецки, Kıbrıs Türkleri).

Разумеется, как и с приходом любого завоевателя, особенно носителя иной культуры и вероисповедания, местное население ожидали свои тяготы: кардинально не только изменились привычные реалии, а вместе с ними и культура; ощутимо изменился этнически состав населения страны.

Согласно указу султана Селима II на Кипр перебрались более 5,5 тысяч человек с южных берегов Малой Азии.

В основном, это были небогатые земледельцы, а также ремесленники (портные, ювелиры и другие). Однако вместе с мирными людьми, переезжавшими большими семьями, появились на Кипре и бывшие каторжники: ведь из-за эпидемий малярии остров считался нездоровым почти до конца XIX в.

Естественно, новая власть так же озаботилась поддержанием своего положения переброской многочисленных военных.

Подчинение мусульманам стало причиной того, что часть кипрских греков приняла ислам; при этом, как известно, турки на Кипре, по сравнению с латинянами, все же более терпимо относились к православию (хотя бы поначалу). Как раз тогда в результате этих социальных перемен возник целый ряд духовных сект [1], совмещающих в своих верованиях традиции христианства и ислама. При этом большинство: греки-киприоты сохранили верность православной вере и культуре предков.

Итак, с той поры и на протяжении нескольких веков обе национальные общины Кипра жили бок о бок на острове. Вместе с тем, несмотря на тесное взаимодействие многих поколений, каждое сообщество имело собственную культуру, которая не смешивалась с другой (например, межэтнические браки долгое время считались табу).

Власть турок продлилась до 1878 г., на смену им явившиеся англичане (1878-1960 гг.) — которые благодаря насаждению новых порядков колониальной администрации, способствовали расколу на административном уровне, а также разделению в сфере образования по этническому принципу — сумели глубоко посеять семена недоверия друг к другу, ставшими зерном раздора в будущем, между обеими общинами: греческой и турецкой, к тому времени, в целом, несмотря на разногласия, мирно сосуществовавших на острове, даже в пределах небольших населенных пунктов. Кстати, именно при британцах произошла значительная волна миграции с Кипра турок-киприотов.

В то же время тема воссоединения с Грецией и движение «энозис» (в переводе с греческого, «союз» или «единство») — за воссоединение с «исторической родиной» стало важным моментом в жизни греческой общины. Оно имело как положительные моменты (возрождение и сохранение греческого языка, традиций и культуры местного православия), так и глубоко отрицательные стороны (рост национализма и религиозной непримиримости).

После того, как в 1960 г. Кипр получил независимость, новое правительство было решено создать на 70% из представителей греческого населения, а на 30 % из турецкого (хотя согласно данным переписи, турок-киприотов тогда на острове проживало всего 18%). Однако продолжающие витать умонастроения среди части греков о «всегреческом воссоединении», — обретавшие реваншистский оттенок о возрождении греческого государства в пределах бывшей Византийской империи, — в значительной степени при поддержке фашистской (черной) хунты, захватившей в те годы власть в Греции (1967-1974 гг.), спровоцировали нападение Турции в 1974 году и продолжающуюся до сих пор незаконную оккупацию северных территорий Кипра.

Так остров оказался расколот по этническому признаку на две части: большая — греческая (территория, подконтрольная правительству Республики Кипр) и меньшую — турецкую на севере (кстати, к туркам-киприотам ни в коем случае не относятся иммигранты из Турции, хлынувшие сюда).

Немало киприотов турецкого происхождения, покидая страну, предпочитали уезжать не только в Турцию, но и дальше — в страны Западной Европы [2].

На сегодня значительная диаспора турок-киприотов (как и их соотечественники греки) проживает в Великобритании (около 150 тысяч человек), другие: в Турции (50 тысяч), Австралии (25 тыс.), Германии (10 тыс.), в Канаде и США (по 5 тысяч). При этом около 2,500 человек турок-киприотов по-прежнему, как и их предки, живут в «южной» части Кипра.

А вот многие греки-киприоты стали беженцами на своей родине: одни семьи потеряли имущество и родных, другие — жизнь, пропав без вести или будучи замучены турецкими военными в тюрьмах или лагерях. С этим было связано обострение «кипрского вопроса», который, несмотря на прилагающиеся усилия, как считают политологи, вряд ли может быть решен в ближайшие годы. По-прежнему, многие вопросы остаются нерешенными из-за непрекращающегося незаконного вмешательства Турции во внутренние дела Кипра.

И все же, имея социально-политические проблемы, в 2004 году Республика Кипр становится членом ЕС, который признает его целостной страной.

Сегодня обе общины киприотов, несмотря на драматические страницы истории, а также имеющие место быть политические манипуляции и временами расходящиеся интересы, — в целом, стремятся к тому, чтобы стать единым народом неделимого острова.

Язык

Официально на Кипре сегодня признаны государственными языки: греческий (используются современный греческий и его кипрский диалект) и турецкий (здесь та же ситуация диглосии: турецкий и его кипрский «вариант» огузской группы), а самыми распространенными среди иностранных являются английский, французский и немецкий.

Интересно: а как общались островитяне в далеком и в очень далеком прошлом, не правда ли?

Кипрское слоговое письмо [3] (линейное), согласно научным исследованиям, имеет три вида: два догреческих — кипро-минойские (были в обиходе с VI до II вв. до н.э.) и одно — греческое или «классическое» письмо.

Знаете ли вы: древнейшая дошедшая до нас надпись, сделанная на ручке кувшина, — образец кипрского письма. Датируется примерно 2400-2100 гг. до н.э., и по всей вероятности, по мнению российского филолога Татьяны Вентцель, была выполнена на языке автохтонного населения, обитавшего на острове до микенского вторжения и появления здесь кипро-микенского письма [4].

До прихода на Кипр греков, основным языком местного, древнейшего населения тевкров был, так называемый «этеокипрский» (появился и распространился вместе с их появлением в XIII-XII вв. до н.э.). Сам термин, который в переводе означает «подлинно кипрский», применяется исследователями в отношении определенного массива обнаруженных текстов, включая:

  • несколько сотен надписей, датируемых V-III вв. до н.э., которые невозможно прочитать «по-гречески»; при том, что часть их вполне может иметь греческое происхождение, однако остается нерасшифрованной из-за краткости фрагментов;
  • две-три группы определенно негреческого происхождения. Здесь можно встретить и очень пространные фрагменты, морфология которых отлична от греческой.

Например, из античного Аматуса происходят не менее 100 текстов (надписи, сопровождающиеся параллельным текстом на греческом койне — основном, каждодневном средстве коммуникации); к тому же, они выполнены не кипрским письмом, а с использованием букв греческого алфавита.

Еще пример: вблизи нынешней Афиену в районе Ларнаки, на месте древнего поселения была обнаружена группа коротких надписей. Некоторые исследователи (с подачи немца Маркуса Эгетмейера, автора фундаментального Worterbuch Zu Den Inschriften Im Kyprischen Syllabar: Unter Berucksichtigung Einer Arbeit Von Almut Hintze, 1992) сегодня полагают: данная группа письменных источников была выполнена на другом языке, отличном от аматусских.

Особенности классического кипрского письма:

  • состоит из 55 знаков (слогов или гласных);
  • направление справа налево, иногда менялось или даже чередовалось;
  • повлияло на развитие письменности Анатолии и, вероятно, других письменностей региона.

Кипро-минойское письмо

Также предполагается, что на этом же языке (или на одном из двух данных языков: этеокипрский и филистимский) выполнены более ранние надписи частично дешифрованным кипро-минойским письмом XII-X вв. до н.э. Ввиду хронологического разрыва в более чем 500 лет данный язык принято называть «язык кипро-минойских надписей», а относительно его родства с этеокипрским, несмотря на сходство в морфологии, исследователями до сих пор ломаются копья в научных дискуссиях.

Спорным так же остается влияние на этнический и языковой состав острова миграции представителей так называемых «народов моря». Согласно иноземным источникам, на рубеже XIII-XII вв. до н.э. на Кипр прибыл некий народ «тевкры», родственный этрускам. Интересно, что следы проникновения греческих колонистов с той поры начали проявляться в материальной культуре острова постепенно.

Итак, кипро-минойское письмо вплоть до X в. до н.э. имело широкое распространение по всему острову (самая значительная концентрация обнаруженных памятников наблюдалась в полисе Энгоми и вблизи «бронзового» поселения под стенами хорошо известной сегодня многим мечети Хала-Султан-Текке). Позднее, в последующие 300 лет — в связи с приходом греков-колонистов, — отмечается упадок местной письменности, с последующей заменой на язык новоприбывших. Спустя еще 150-200 лет надписи, сделанные на этеокипрском языке, были раскрыты только в значительно эллинизировавшемся Аматусе.

Что ж, до сих пор дешифровано это древнее письмо лишь частично (как сообщается, ученым удалось опознать лишь треть всех знаков).

Особенности:

  • письменность догреческих жителей Кипра является производным от критского линейного письма, и послужило возникновению классического кипрского письма;
  • язык письма до сих пор неизвестен.

Современные языки Кипра

Сегодня греки- как и турки-киприоты говорят на диалектах греческого и турецкого языков. И вот, что об этом можно найти в современных источниках.

Основным разговорным и «изначальным» языком на Кипре является Gibreiga, корнями уходящий в древнегреческий, который был широко распространен во всем восточном Средиземноморье в дохристианские времена.

Кипрский греческий Gibreiga содержит формы архаического происхождения, не встречающихся в современном языке Греции. Кроме того, язык греков-киприотов на протяжении многих лет обогащался уникальным, по мнению здешних специалистов, многокультурным словарным запасом под влиянием турецкого, итальянского, английского, французского и некоторых других иностранных языков.

Также на острове говорят на тюркском языке Gibrizlija (вариант турецкого, его сочетание с Yoruk Turkmen, на котором до сих пор говорят в южной Турции), введенном оттоманами в XVI веке (на нем сегодня говорят как потомки турок, осевших много веков назад на Кипре; так и потомки тех греков-киприотов, кто вынужден был принять ислам с приходом османов), а также на армянском и незначительно на маронитском арабском диалекте «кормакити» (самоназвание «санна», практически редко употребимом сегодня).

Любопытно, что развивавшийся на Кипре на протяжении пяти веков Gibrizlija, как отмечают специалисты, так же претерпел значительно влияние итальянского, английского и частично разговорного греческого языков.

Оба языка нашли отражение и сохранились в богатом поэтическом, эпистолярном и народном устном наследии... в том числе и в театре теней.

Считается, что естественное развитие обоих языков Кипра прекратилось в 1950-х годах, когда сообщество было раздираемо межобщинными конфликтами, а затем и в условиях войны и послевоенных реалиях (после 1970-х) продолжающейся оккупации Турцией северной части острова.

В настоящее время наблюдается стремление ученых-киприотов объединить свои усилия по возрождению значения местных языков и воспитании молодежи в духе уважения к собственным культурным корням [5].

Устное народное творчество

Особое место в культуре Кипра занимает так называемое изустное наследие, являющееся, как и в любой другой стране, — неотъемлемой частью народной традиции.

Что ж, это «наше всё» — произведения устного народного творчества есть настоящие «формулы жизни», которые все мы узнавали в далеком детстве. Отражение человеческого бытия, мудрости и метких наблюдений, запечатленных в веках, культуре и памяти разных народов и стран. Не случайно, как драгоценные камушки, ярко сверкают они, обогащая наши язык и образное мышление и сегодня, вне мод и трендов.

Эта мудрость веков, помноженная на благоговейное отношение современных киприотов как, впрочем, и их давних предков, к наследию предыдущих поколений, нашла свое отражение в пословицах [6] и, конечно, в развитой мифологии (о ней мы уже говорили).

Как отмечается на сайте www.cypriotacademy.com, народные пословицы, поговорки и другие идиоматические выражения киприотов:

«отражают остроумие и стоицизм народа, который на протяжении веков боролся за [свое] скудное аграрное существование, выдерживая последовательную иностранную оккупацию своей родины.
Кипрская Академия собрала большое количество этих удивительных изречений».

 

Пословицы и поговорки, известные так же, как «паремии», являются важной составляющей кипрской культуры. Они хорошо знакомы с детства многим киприотам, в том числе и живущим за рубежом. Это настоящая квинтэссенция накопленных различных знаний и наблюдений местных старейшин, передаваемая будущим поколениям в форме содержательных и метафорических высказываний.

Что интересно, если некоторые кипрские пословицы были связаны с реальными событиями, как напоминания о таких известных в народе персонажах как незадачливый пекарь Хаджи-Маркос, то другие — проистекают из сюжетов стихов кипрской chatista, традиционного поэтического экспромта, долгое время практиковавшегося в деревнях Кипра.

Сказители — «пиитарии» (тех, кого сегодня и здесь называют западным словечком «сторителлеры») так же были издавна известны на Кипре.

Среди них на особом месте стоят Василис Михаилидис (1849-1917 гг.), народный писатель и поэт (поэма «Больная лира» (1882 г.) и другие); Димитрис Липертис («Кипрские песни») и Павлос Лисиадис — наш современник, пишущий свои произведения на кипрском диалекте: бережно сохраняя структуру народной поэзии, автор обогащает ее в своем раннем творчестве революционной романтикой.

Как правило, лейтмотивом творчества пиитариев были любовь к родине, стремление к свободе, а также и любовная лирика.

Василис Михаилидис (1849-1917 гг.)

А что же пословицы?

В них так же завуалировано, но не менее ярко сквозь народный юмор и хлесткую образность слышатся нередко боль и горечь от тех разочарований, трудностей и трагедий, что немало прошел за свою историю кипрский народ.

Приведем несколько из них.

«Άλλα λόγια θκιέ παπά» или «Άλλα λέει η γιαγιά μου, άλλα ακούνε τα αυτιά μου»
Говорит одно, а я слышу другое
Русские эквиваленты: «Бабушка надвое сказала»
«Слышит звон, да не знает, где он».

«Αθκιασερός παπάς, θάφκει τζαι ζωντανούς»
Праздный поп живых хоронит
Русские эквиваленты: «Праздный живет — только небо коптит»
«Скучен день до вечера, коли делать нечего».

«Αλλού τον τρώει τζαι αλλού κνίθεται»
Elsewhere he is itching, elsewhere is scrathing
Русский эквивалент: «Где зудит, там и чешут».

«Απόν απέξω του χορού, πολλά τραγούδια ξέρει.»
Тот не танцует, зато много песен знает
Русский эквивалент: «Не стыдно не знать, стыдно не учиться».

«Aπόν αντρέπεται, ο κόσμος δεν δικός του»
Бесстыдный владеет миром
Русские эквиваленты: «Отбрось стыд и будешь сыт».
«Лучше бедность да честность, нежели прибыль да стыд».

«Πέψε τον πελλόν τζαι λάμνε ταπισόν του»
Отправь глупца сделать дело и следуй за ним
Русский эквивалент: «Дурака пошли, да сам следом иди!»

«Ότι θυμάται χαίρεται»
Радуется тому, о чем помнит
По-русски: «Прошедшего не возвратить, а думай, как наперед жить»

Ну, и наконец...

«Ο νούρος του σκύλου δεν ισιώνει»
Собачий хвост не распрямить
Русский эквивалент: «Черного кобеля не отмоешь добела».

И схожая с ними по смыслу:

«Ο κάττος τζι’ αν εγέρασεν τα νύσια που ‘σιεν έσιει.»
Даже у старого кота есть когти, как раньше.
«Горбатого могила исправит».

 

А самый полный сборник греческих пословиц и поговорок с их русскими эквивалентами мне удалось найти здесь: www.kuprienko.info и здесь: www.greek-language.ru.

Для носителей английского языка будет интересно посетить этот сайт: www.proverbicals.com.

Традиционные истории и народные сказки Кипра [7]

Умный осел [8] (Ο έξυπνος γάιδαρος)

Когда-то жили-были осел, мальчик и старик. И вот однажды пустились они в путь, и прошли через три деревни.

В первой деревне мальчик сидел на осле, и старик тянул того за повод. Деревенские жители, увидев старика, который вспотел и притомился, стали говорить: «Как же парню не стыдно? Ведь старик тянет их с ослом в такую жару!»

Во второй деревне старик, наоборот, восседал на ослике, и мальчик тянул за собой животное. Селяне, увидев эту картину, начали недовольно шептаться: «Неужели старику совсем не стыдно? Парнишка тянет их обоих в такую жару!»

В третьем селе — наученные прежним опытом, и не желая стать предметом людских насмешек и укоров — оба, старик и мальчик взвалили осла и понесли на своих плечах.

Жители третьего селения, увидев такую диковину: отдыхавшего осла и умаявшихся его «носильщиков», довольные зрелищем изрекали: «Какой же умный этот осел!»

Три правила Паникоса-плотника (Οι τρεις συμβουλές του Πανίκου ο ξυλουργός)

В давние времена на Кипре, в небольшой деревне обвенчалась одна пара. Молодожены были очень бедными: у них не было наследства. Вскоре после свадьбы молодой муж должен был далеко уехать, чтобы найти работу и заработать деньги для семьи.

В городе, куда он прибыл, начал работать с плотником по имени Паникос. В те давние времена простые люди не умели читать и писать, и он не мог даже передать весточку любимой жене. Так прошли годы...

Спустя некоторое время мужчина все-таки решил вернуться в свою деревню.

— В добрый путь, сын мой, — сказал его начальник. — У меня не так много денег, чтобы помочь тебе, но зато я дам тебе три ценных наставления, постарайся их запомнить, — сказал Паникос-плотник.

Во-первых, когда ты видишь, что люди воруют, ты не должен следовать их примеру.

Во-вторых, когда ты видишь, как люди сражаются или дерутся, ты должен сдерживать себя и не вмешиваться.

В-третьих, когда что-то раздражает тебя, ты снова должен суметь сохранять спокойствие и усмирить свой гнев.

Мужчине в тот момент больше нужны были деньги, а не мудрые советы. Однако он поблагодарил и, попрощавшись со своим мудрым наставником, отправился восвояси. Когда он шел по дороге, то заметил, как два или три человека воровали яблоки из чужого сада. Мужчина думал пойти и попробовать самому украсть немного, ведь он был голоден. Однако вспомнил первое наставление Паникоса-плотника и передумал. Тем временем, те, кто воровал, были пойманы полицией.

Спустя какое-то время, путник наткнулся на двух незнакомцев, которые затеяли между собой драку. Он собирался пойти и разнять их, — такими они выглядели яростными. Однако ему уже пришло на ум второе наставление мудрого Паникоса-плотника, и он вовремя передумал: тем временем драчуны успели взяться за ножи и накинулись друг на друга с новой силой.

Наступила ночь, и наконец, мужчина прибыл домой. Он открыл дверь и вошел. Было довольно темно. Он увидел свою жену, но она не узнавала его. Прежде чем мужчина смог поговорить с ней, вошел незнакомый ему юноша, молодой и высокий. Вернувшийся муж очень разозлился на обоих, но виду не показал. Пришло время вспомнить третье наставление Паникоса-плотника...

— Могу ли я сегодня здесь переночевать? — не выдавая себя, спросил он жену.

Женщина указала ему на лежанку, устроенную на открытом воздухе, и говорит: «Если хочешь, поспи там. Я тебя не прогоню.»

Измученный усталостью от долгого путешествия домой и терзаемый подозрениями и сомнениями, мужчина заснул. Утром дверь открылась, и мужчина увидел, как женщина прощается с выходившим молодым парнем, ласково целуя его в щеку. Тут уж он не смог более сдерживать себя.

— Кто этот долговязый юнец, которого ты так целуешь? — спросил он женщину. — Я — твой муж. Ты меня не узнаешь?

— В темноте прошлой ночи как же я могла тебя узнать после стольких лет? — ответила жена. — Любовь моя, этот прекрасный молодой человек — наш сын. Я назвала его Паникос!

И именно тогда человек понял ценность Трех правил. Теперь он знал, что навсегда запомнит Паникоса–плотника [9].

Современный фольклор или «Эпос» про Андрикоса

Вот интересно, приходилось ли вам слышать? Сначала кто же он такой: «Андрикос» — это собирательный образ киприота, который:

  • обаяшка, либо предпочитает так думать о себе,
  • днем и ночью озабочен делами бизнеса (как правило, имеет собственный магазин),
  • не представляет себя без капли-другой кипрского бренди,
  • внешне он — «в меру упитанный мужчина и (всегда!) в полном расцвете сил» (перефразируя описание знаменитого «Карлсона» Астрид Линдгрен).

Вообще, надо сказать, что феномен «Андрикоса» — еще одной, модернизированной квинтэссенции народной мудрости жителей Кипра, по сути ворвался в широкий обиход конце 1980-х годов. Причем, это произошло не на самом острове, а за его пределами: в Великобритании, благодаря диаспоре проживающих там греков-киприотов.

Так, известный в те годы колумнист в англоязычной версии «Parkiaki», общинной газеты киприотов-эмигрантов, по имени Андрикос, в своих фельетонах по-дружески и очень метко подтрунивал как над самим собой, так и над соотечественниками — представителями эмиграции «первой волны»: над их неистребимым консерватизмом и приверженностью к старому менталитету и привычкам, столь отличающимся от здешних. Андрикос и его «тезка» оказались невероятно популярными у читателей, настолько, что подборка его знаменитых колонок была опубликована отдельным изданием в 1993 году.

В 2003 году, благодаря щедрой финансовой поддержке Банка Кипра в Великобритании (Bank of Cyprus UK), Андрикос триумфально «вернулся», став персонажем радиопостановки на LGR (103.3 FM, режиссер и исполнитель главной роли: Питер Поликарпу).

Питер Поликарпу с актерами постановки про Андрикоса

Причем, Поликарпу тогда же бросил клич: он объявил, что ищет таланты среди молодых актеров-киприотов для участия в новом «шоу» (оригинальное название «The Brox»).

Кстати, по задумке режиссера:

«...несмотря на то, что это комедия, пьеса затрагивает ряд серьезных и однозначно «кипрских» тем, придавая персонажам истинную глубину и целеустремленность»,
— как объяснил Питер в одном из интервью.

Итак, теперь чуть более подробно об этом неунывающем и сметливом персонаже.

Родившийся на Кипре, Андрикос — это всегда громогласный, немного самоуверенный и всегда чрезмерный в своих проявлениях мужчина (как на работе, так и в семье)... причем, члены его классически большой греческой семьи всегда пребывают в некотором напряжении, когда Андрикос великолепный находится дома, однако он ничего не замечает вокруг себя: только любовь и обожание...

И не случайно, ведь именно так он проявляет себя в отношении близких.

В отношении своей преданной жены Джоанны, дамы 40-ка с «хвостиком» и с сильным кипрским акцентом. У нее есть все, что она только могла бы пожелать... все, — кроме жизни, наполненной собственными интересами и разнообразным времяпрепровождением.

Любовь Андрикоса к дочери, жаждущей свободы парикмахерше Марии 20-ти с небольшим лет, так же имеет свои нюансы: именно отец выбирает ей будущую партию (супруга) и решает, — нравится ей это или нет, — а выйти замуж придется за здравомыслящего и надежного бухгалтера Спироса.

Обожание Андрикосом своего старшего сына, студента и любителя развлекаться, Нигоса, так же не оставляет тому выбора: парень должен иметь и стараться воспользоваться всеми возможностями, которые Андрикос-папа упустил в своем детстве: хорошее образование, лучшие перспективы на работу и много денег, чтобы с удовольствием и широко их тратить на автомобили и прекрасных дам, которых тот однажды встретит.

Не легче приходится от отцовской заботы и младшему сыну Андрикоса и Джоанны, — умнице-школьнику Дагису, который обязан ценить богатую культуру и трагическую историю своей древней исторической родины.

Ему же вполне суждено унаследовать и хитроумную «картину мира» папаши, а вместе с ней и весьма запутанную жизненную философию и искаженное чувство юмора Андрикоса.

Так, в общине греков-киприотов, уже несколько поколений которой проживают в Англии, в комичной форме решается вопрос «отцов и детей».

Смелый, дерзкий, нередко напыщенный Андрикос в равной степени способен проявлять тепло, щедрость и, прежде всего, безусловную любовь к своей семье.

Главное, несмотря ни на что, эта любовь взаимна. Будучи преисполнены решимости наслаждаться свободой, которую может предложить жизнь Северного Лондона, дети Андрикоса также хотят, чтобы их «старик» был счастлив. Вот только как этого добиться?

Предлагаю вам в собственном вольном переводе и с небольшими сокращениями (согласна, белый стих вышел немного странноватый) пересказ «поэмы Андрикоса», где главный герой на ломаном английском охотно сам расскажет о себе:

«Зовут меня Андрикос. Родился я вблизи от Никосии.
И много лет тому назад, друзья мои, приехал жить сюда.
Я осел в столице, чтобы жить достойно.
Нашел работу в ресторане, нашел себе жену...

Об одной ошибке, что совершил, друзья, — вот об этом должен рассказать вам я.
Был я слишком занят, стараясь заработать, и внимания детям я мало уделял.
И хоть сегодня запросто болтают по-английски, но общаться мы не можем: меня не понимают...

Теперь, говоря о своем здоровье, друзья, — пожаловаться не могу.
На Кипре я был полноват, так же как и здесь.
Однако тому, что я чувствую, друзья мои, трудно найти выражение.
Мои дети ведут себя отчужденно, слишком поздно я постиг свой урок...

А заканчивается сей опус так:

... И увидеть родную деревню свободной станет моим последним желанием.»

В данный «эпос об Андрикосе» входят так же отдельные истории членов семьи этого персонажа — Марии, Нигоса, Дагиса, Джоанны-Иоанны.

Интересующимся ссылка: www.cypriotacademy.com

Побольше о современных и классических сторителлерах, их произведениях вы сможете узнать, если посетите их вечера, которые проводятся при культурных и образовательных центрах, а так же в Музее хлеба, что в Лимассоле.

Кипрская литература

Мы поговорим здесь не только о литературных произведениях «родом» с Кипра, сочиненных, в основном, на греческом, турецком и/или других языках, включая французский и итальянский.

От далекого прошлого и вплоть до современности остров, его реалии и история вдохновляли многих талантливых: молодых и известных зарубежных мастеров родом, а для некоторых из них Кипр становился либо временным пристанищем, либо настоящим домом... Известно вам или нет, но основным жанром литературного творчества на острове с древности является поэзия (впрочем, так же, как и в Греции, где проза сложилась «только» в XIX веке).

Древность и Средневековье

Литературные памятники древности включают знаменитую «Cypria» (название происходит от распространенного тогда обращения к богине Афродите). Она же пятая часть («Кипрские сказания») эпического цикла, вероятно, созданного в конце VII века до н.э. и приписываемого Стасину. Известны и так называемые «Гомеровские гимны», — так же посвященные Афродите.

Философ и военачальник Зенон (334-262 гг. до н.э.) родом из Китиона был основателем Стоической философской школы. Его писания по этике, поэзии и физике были известны своим лаконизмом, но они практически не дошли до нашего времени. За ним последовал его друг, ученик и будущий архонт Коринфа Персей (306-243 годы до н.э.).

Философ и военачальник Зенон (334-262 гг. до н.э.)

Кипр также фигурирует в ранней христианской литературе, как то: «Деяния Апостолов», согласно которым Апостолы Варнава и Павел проповедовали на острове (см. наши статьи: Калопанайотис, Монастыри Кипра, Пафос туристический и не только). Среди византийских и других («отечественных» и зарубежных) средневековых писателей, историков-бытописателей и путешественников Кипра стоит назвать: Леонтиоса из Неаполиса, Altheides и Патриарха Григория II Константинопольского. Ко всему прочему вид византийской так называемой эпической поэзии, ярким образцом которой являются «Акритские песни» (VIII-X века), посвященные жизни и подвигам легендарного Дигениса Акрита, — процветала в эпоху Средневековья.

Эпоха Позднего Средневековья и Возрождение

Свод законов Кипрского королевства и Иерусалимского королевства крестоносцев, существовавших в Средние века, известны как «Ассизы Иерусалима» (XIII век). Трактаты эти были записаны на двух языках: на местном диалекте греческого того времени, а также на старо-французском. Ассизы были переведены на итальянский язык в 1531 году, и остаются до сих пор самой большой коллекцией сохранившихся средневековых законов.

«Ассизы Иерусалима» (XIII век)

А из лирических произведений венецианской поры нам известна, например, народная песня-поэма «Ародафнуса» — о любви франкского короля Питера I Лузиньяна (1328-1369 гг.) к прекрасной женщине из пафосской деревушки Хулу.

Что же касается летописей, то наиболее значимыми средневековыми произведениями у исследователей принято считать труд «Хроника» Леонтия (Леонтиоса) Махераса, писателя, дипломата и просто... друга короля; а также его продолжателя, хроникера Георгоса Вустрониоса, авторов XV – начала XVI веков, описывающие периоды правления франков и венецианцев. Данный источник написан по преимуществу на местном (греческом) диалекте, имевшем в ту давнюю эпоху множество французских заимствований и их ассимиляции.

Большая коллекция сонетов (знатоки видят в некоторых явную близость манере итальянца Франческо Петрарки: по сути они и являются переводом его произведений) и любовная лирика, — все были написаны на так называемом «средневековом греческом», и датируются XVI веком, в то время, когда Кипр был владением Венецианской республики. Тогда же в обществе были распространены переводы современников Бембо, Ариосто и Санназаро.

К тому же, как мы сегодня прекрасно знаем, известная трагедия Уильяма Шекспира «Отелло, венецианский мавр» (1604 год). Первоисточником считается сочинение венецианского писателя и ученого Джованни Батиста Джиральди (современники дали ему прозвище Чинтио), и ее основной сюжет разворачивается в крепости порта Фамагусты времен венецианцев.

-

Новый подъем литературного творчества на Кипре приходится на вторую половину XIX века: многие авторы, посвящают свои произведения темам борьбы и росту национального самосознания соотечественников, будучи вдохновленные событиями, связанными с освободительным движением против турецкого ига, а затем — противостояния его «восприемникам» — британскому колониальному правлению и насаждению чуждых порядков в стране. Ко всему прочему настроения в кипрском обществе, их созвучие и обретение нравственной поддержки у греческих революционеров и героев, — все это послужило сближению греческих литературных традиций обеих стран к началу ХХ века; а также заметным на острове становится влияние греческого романтизма.

Современность                                                   

Данная эпоха начинается примерно с середины ХХ века, когда в стране появился собственный литературный журнал «Неа эпохи» («Новая эпоха» в 1959 г.); и с получением независимости стали возникать и развиваться различные творческие объединения писателей и поэтов, а в 1978 году был создан Союз литераторов Кипра [10].

Среди крупных современных литераторов-киприотов, пишущих на греческом, стоит назвать такие имена, как: поэт и писатель Костас Монтис [11] (1914-2004 гг.), — его перу принадлежат лирико-философские сочинения как на родном кипрском, так и на литературном греческом; поэт Кирьякос Харалампидес, прозаик Панос Иоаннидес, поэт Михалис Пашардис, поэт и переводчик Стефанос Стефанидис, поэт и писатель Никос Николаидис (1866-1956 гг.), Стилианос Аттешлис, поэт Димитрис Т. Готцис, а также Димитрис Липертис, Василис Михаэлидис и Павлос Лиасидис — народные поэты, чьи стихотворные произведения были написаны, главным образом, на кипрско-греческом диалекте.

Известный греческий государственный деятель, исторический романист и журналист Лукис Акритас (1909-1965 годы) был киприотом по происхождению.

Один из ведущих поэтов сегодняшнего дня, Георгиос Молескис, изучал филологию в МГУ и имеет степень доктора, защитив диссертацию о восприятии поэзии русского поэта В.Маяковского в новогреческой литературе.

Мне хотелось бы представить вашему вниманию одно из наиболее потрясающих его стихотворений (в переводе Юлии Кутной) [12]:

Вода памяти

Безыскусны планы
наших воскресных выходов.
Всегда едем на юг
и возвращаемся в Никосию,
лениво смотрящую на Пентадактилос
в фиалковом свете сумерек. 

И вот мы смотрим друг на друга,
Пентадактилос, и я брожу
среди твоих вершин
со сказкою своей.
Перехожу на противоположный берег
и окунаюсь
в другие времена,
в дни, когда цвело улыбками море,
с другими трагедиями,
с другими волнениями…

А детям, что постоянно спрашивают
об этой стене,
рассказываю сказку,
где добрый есть и злой,
и, как это всегда происходит в сказках,
добро побеждает,
и герой входит во дворец
или
приносит в последний момент
живую воду,
и воду памяти.

1998

 

Разумеется, говоря о современной литературе Кипра нельзя не сказать и о замечательных поэтах, писателях-прозаиках турках-киприотах.

Свои произведения они пишут по-турецки: поэты Осман Тюркей; Мехмет и Хече Яшин, Нериман Кахит, Ф. Демираг и другие.

Среди прозаиков выделяют творчество Н. Эбеоглу, Узкер Яшин и Х. Маполар.

Так, Хече Яшин — известная поэтесса и прозаик, многие из произведений в прозе которой уже сегодня переведены с турецкого языка на греческий и английский языки. В 2002 году ее роман «Тайная История печальных девушек» (Secret History of Sad Girls) был запрещен к распространению на территории так называемого Северного Кипра и в Турции.

Другая автор, Севгюль Улудаг (Sevgül Uludağ) помимо писательства (автор нескольких книг) занимается журналистскими расследованиями уже в течение 30 лет: деятельность Севгюль имеет важное значение в раскрытии информации о тысячах пропавших без вести греков-киприотов во время турецкого нашествия и с началом оккупации северных территорий острова в 1974 году.

Отважной женщине была присуждена награда за храбрость.

Еще одна талантливая женщина и автор ряда книг, г-жа Уркие Мине Балман (Urkiye Mine Balman, р. в 1927 году) пишет в самых разных жанрах, однако ее основное творчество — романтические стихи, описывающие иногда чувства одинокой деревенской девушки или в целом пасторальную жизнь и про романтические отношения на расстоянии. Произведения Бальман были опубликованы в нескольких известных литературных журналах в Турции, как: Yesilada, Türk Dili и Türk'e Dogru; а в 2017 году она была удостоена литературной премии Ali Nesim literature Awards как ведущий поэт.

Известно творчество и драматурга Фадыла Коркута. Его пьесы: «Султан Джем» и «Платок невесты», снискали признание и получили высокую оценку критиков и публики.

На Кипре среди живущих и работающих здесь писателей, создающих свои произведения на других языках, необходимо сказать, например, об армянской поэтессе и замечательном авторе коротких рассказов Норе Наджарян: она пишет как на армянском, так и на английском, и греческом языках (книги «Республика Любви», «Лидра стрит» и др.)

Сегодня к иностранцам, чье творчество относят и связывают с Кипром, относят так же и тех киприотов, кто родился и вырос за рубежом уже после эмиграции своих родителей.

Эти авторы пишут преимущественно на английском языке.

Назовем нескольких из них: Андреас Куми, Миранда Хопларос, Стивен Лафтон — драматург, Кристи Лефтери (р. 1980 г.), Ив Макис, Майкл Параскос (р. 1969 г.) — писатель-новеллист; Стэл Павлу (р. 1970 г.) — писатель, романист («Код Атлантиды», 2001 г.) и киносценарист; и Стефанос Стефанидис (р. в 1951 г.) — поэт-переводчик, этнограф и документалист; а также Пол Стеннинг — автор более 20 книг, колумнист в The Cyprus Weekly и биограф архиепископа Макариоса III; в настоящее время проживает в Пафосе.

Майкл Параскос (р. 1969 г.) — писатель-новеллист

Кипр также в течение многих столетий и сегодня является местом вдохновения и создания литературного произведений зарубежных авторов.

Наиболее известными в XX-XXI веках стали: Лоренс Даррелл (1912-1990 гг.), который жил на острове с 1952 по 1956 годы и бывший здесь главным редактором «Cyprus Review»; здесь он завершил «Жюстин» — первую книгу «Александрийского квартета», им же был создан роман «Bitter Lemons», за которую автору была присуждена вторая премия Duff Cooper Prize от 1957 году.

Близок Кипр и его культура оказались и лауреату Нобелевской премии Йоргосу Сеферису (Giorgos Seferis, урожденный Сефериадис, 1900-1971 гг.), уроженцу Греции, значительному поэту и видному дипломату. Приехав сюда в 1953 году, поэт вдруг увидел на самобытном острове многое, напоминавшее ему детство в далекой Смирне. Здесь им была написана одна из своих самых известных работ (Ημερολογια Kαταστρoματoς) как раз во время пребывания в греческой дипломатической миссии на острове.

Вашему вниманию предлагаем одно из стихотворений Й. Сефериса, вдохновленное Кипром. Перевод Любови Якушевой [13]

Елена

“В Платрах не дают тебе спать соловьи”.
Ты застенчивый соловей среди лиственных вздохов
даришь певучую влагу лесов
телам и душам расставшихся и тех кто уверен,
что уже не вернётся.
Слепой голосок, осязаемый памятью
словно шаги и касанья, я б не решился сказать поцелуи;
и беспомощный бунт разъярённой рабыни.

“В Платрах не дают тебе спать соловьи”.
Что это Платры? Кто видел этот остров?
Я всю свою жизнь небывалые слышу названья:
новые города и безумства людей и богов;
моя судьба, бушевавшая
между смертельным оружьем Аякса
и каким-то другим Саламином,
принесла меня к этому берегу.
Луна
выходила из моря как Афродита.
Вот заслонила звёзды Стрельца, вот направляется
к Скорпионову сердцу и всё изменяет.
Так где же правда?
Я тоже был на войне стрелком.
И в этом суть для тех кто промахнулся.
О соловей
певец такой же ночью на берегу Протея
тебе внимали спартанские рабыни вплетая в песню стоны
и среди них — кто б мог сказать! — Елена!
Та, за которою мы годы гонялись по Скамандру.
Это она была там, на губах у пустыни. Я подошёл
и она закричала: “Это неправда, неправда!
Я никогда не всходила на синий корабль
я никогда не ступала на землю воинственной Трои!”
Глубокий лиф, и солнце в кудрях
и эта осанка,
тени и блики повсюду,
на плечах на коленях на бёдрах,
живая кожа, глаза
с тяжёлыми веками.
Она была там, на родном побережье.
А в Трое?
А в Трое лишь призрак.
Парис
с тенью ложился в постель словно с живым существом.
И мы десять лет погибали из-за Елены.
Огромное горе постигло Элладу.
Столько раздроблено тел
челюстями земли и воды.
Столько душ
размолото жерновами словно пшеница!
Реки вздулись от жижи кровавой
ради льняных колыханий
ради дрожания бабочки, ради лебяжьей пушинки
ради пустой оболочки, ради Елены.
Может быть, даже мой брат?!
Соловей, соловей, соловей
что есть Бог? что не Бог? и что посредине?

“В Платрах не дают тебе спать соловьи”.
Заплаканная птица,
сюда на Кипр, лелеемый волнами
и воскрешающий в душе отчизну
приплыл я с этой сказкой, —
если правда то, что это сказка, и люди снова
не попадутся в эту старую ловушку; если правда
что некий новый Тевкр, спустя десятилетья,
или Аякс или Приам или Гекуба
или какой-то неизвестный безымянный
увидевший забитый трупами Скамандр,
вновь не услышит вестников, пришедших объявить
что столько боли столько жизней
пропало в бездне из-за бесплотной тени, из-за Елены.

 

Британский писатель Пол Стюарт — новеллист, автор романов и академик также перебрался на Кипр. Его первый роман «Now Then» был опубликован на Кипре издательством Armida Press в 2014 году. У него так же вышли две книги по Сэмюэлю Беккету: Sex and Aesthetics in Samuel Beckett's Works и Zone of Evaporation: Samuel Beckett's Disjunctions. Он же автор сборника поэзии «And Other Elsewheres» (2011).

Остров стал не только вдохновляющим началом для написания им новых работ, но и местом действия романа британки Виктории Хислоп, родом из Кента, «Восход солнца» (сюжетная линия развивается вокруг драматических событий 1974 году; опубликован в 2015 году); а на основе другого и более раннего романа «Остров» (получил by the Richard & Judy Book Club for their 2006 Summer Reads), греческий телеканал MEGA поставил сериал «To Nisi», который очень популярен и на Кипре.

Другая подданная Великобритании, Дафна Дю Морье (леди Дафна Браунинг, 1907-1989 гг.) — автор психологических триллеров и биографий, впервые приехав на Кипр в 1936 году, была покорена красотами Троодоса. Именно здесь ею была создана знаменитая «Ребекка» (1938 г.) — образец современного готического романа, которую сегодня знают во всем мире благодаря известной экранизации Хичкока (а всего их было 11, последняя на сегодня — итальянская, от 2008 года).

Израильский романист И. Сарид (Yishai Sarid, р. 1965 год), родившийся в семье известного политика и журналиста Йосефа Сарида написал детектив-бестселлер «Лимассол» (2009г.).

За эту, вторую в его творческой биографии книгу, уже переведенную на 8 языков, автор был удостоен премии Grand Prix de Littérature Policière в 2011 году.

До новых встреч!


[1] Данному вопросу, в частности, были посвящены исследования, проведенные Маронитским институтом научных исследований, MARI.

[2] Согласно исследованиям Кириякоса Кусулидиса и данным ATCA (Ассоциация турок-киприотов за рубежом).

[3] Письмо было дешифровано только в конце XIX века британцем Л. Смитом и немецкими учеными М. Шмидтом и И. Брандисом.

[4] Найденные надписи на кипро-микенском, или кипро-минойском письме, употреблявшемся с XIV по XI век до н.э. (большинство из них относятся к 1275-1200 годам до н.э.), пока не дешифрованы.

[5] Больше о кипрской словесности можно найти здесь: www.cypriotacademy.com

[6] Оригинальный текст был опубликован в «Heart Cyprus» 10 апреля 2017 г.: www.hcbeat.com

[7] Знаете ли вы: местный диалект традиционно используется и встречается по преимуществу в народных песнях и поэзии, в том числе τσιαττιστά (боевая, героическая поэзия) и в традиции ποιητάρηες (бардовская песня).

[8] Интересно, что подобные этой истории о том, как общественное мнение способно повлиять на поведение человека (вероятно, пришли из арабской устной традиции), — есть во многих культурах.
Все сегодня знают или просто слышали о Ходже (Мулле) Насреддине, народные анекдоты и мудрые суффийские притчи о нем.

[9] Взято и переведено из: www.cypriotacademy.com

[10] В настоящее время Союз объединяет около 100 авторов. Его председателем с 2013 года является поэт Георгиос Молескис (р. 1946).

[11] Монтис известен еще и тем, что совместно с единомышленником Андреасом Христофидисом составили Антологию кипрской литературы за всю историю ее существования (опубликована в 1965 году).
До этого самым известным изданием считалась «История греческой литературы», изданная писателем-киприотом М. Хаджидимитриу (литературный псевдоним Алитерсис) в 1938 году.

[12] Взято из материалов «Литературной газеты»: www.lgz.ru

[13] Взято из: www.litresp.ru