Лимассол
  • Айя-Напа
  • Ларнака
  • Лимассол
  • Никосия
  • Пафос
  • Полис
oC
Китрея
Китрея
Картинки из прошлого. История первая
272

Меня зовут Пантелис Теодору Пантели и я киприот.

Недавно решил записать рассказ моей матери, Элени Пантели, на долю которой выпало немало испытаний, с воспоминаниями о прошлом Кипра и его людях.

Мать, да и многие ее ровесники, — люди, скупые на внешнее выражение чувств. Свою жизнь, силы и любовь она посвятила близким и семье, не оставя себе ничего. За словами ее рассказа раскрываются истинные и глубинные переживания деревенской женщины.

Элени

Рассказывает Элени

Я и мои родители: Костас Георгиу и Мария Константину, — уроженцы деревни Китрея [1]. До 1974 года там проживало около 6000 человек греков-киприотов. Китрея всегда была очень зеленой деревней, — настоящий рай! [2]

Люди Китреи одевались модно и современно, только мужчины — представители старшего поколения носили традиционные брюки-врака.

Свободное время наши люди проводили так: было несколько кофеен и небольших ресторанчиков, а также собственный кинотеатр — там жители Китреи смотрели греческие фильмы. А на выходные или во время своего отпуска любили проводить целые часы на море в Кирении.

Кстати о молодежи тех лет: многие тогда уезжали на заработки в Никосию.

Представители более взрослого поколения работали в своих садах, многочисленных оливковых рощах и на полях. У нас возделывали по преимуществу цитрусовые культуры, а также широко производилось оливковое масло.

В деревне находилось 9 или 10 водных мельниц, их приводили в движение струи источника Кефаловрисо. Так что основным занятием тех, кто оставался в деревне, кроме перечисленного, было еще и мукомольное производство. Пшеницу выращивали на равнине Месаории и затем привозили на помол в Китрею. Напор воды из источника был настолько мощным, что мог приводить в движение тяжелые мельничные жернова. Это было возможно благодаря специальной конструкции водоводов, которая усиливала мощность водного потока. В деревне было много водных каналов, энергия воды использовалась не только на мельницах, но и в ирригации местных садов и огородов.

Вообще земли в округе — это было владение епископства Китреи, которое сдавалось местным фермерам в аренду: там выращивались хмель и пшеница. Вблизи деревни Айос Амвроcиос [3], недалеко от моря на территории Платимаис находилось множество зеленых садов и огородов с резервуарами для полива.

В Китрее было 7 церквей и столько же приходов. Главной церковью в деревне была Панагия Хордакиотисса, в ней хранились реликвии — святые мощи, по народному преданию, самого Спасителя. Слава Богу, все смогли спасти от разграбления турецкими оккупантами и перевезти в архиепископство в Никосию: мощи, драгоценные церковные украшения и золото, пожертвованное прихожанами! Ежегодно на руинах древнего храма Айос Димитрианос [4], что в Старой Китрее, проводились богослужения, привлекавшие огромное количество народа.

А еще многие женщины в нашей деревне занимались производством шелка и разводили тутового шелкопряда в домах (прим. ред.: шелковые ткани, как известно, производили по всему Кипру и всюду они были разными. Так в Китрее производили «желтый шелк»). Деревенский голова выдавал на каждый дом по небольшому количеству яиц шелкопряда (примерно большую щепоть) и хозяйки занимались этим выгодным для их семей промыслом.

Расскажу как это было: на деревянных стеллажах размещали подносы, на них стелили газеты... насыпали их полными листьями местного тутовника (шелковицы). Гусеницы ели листья, росли; а после на подносы хозяйки клали целые кусты тимьяна и охапки веток, принесенных из горных зарослей.

Когда приходило время шелкопряд начинал окукливаться, обматывая себя шелковой нитью, кокон прикреплялся к веткам. Весь процесс занимал около 40 дней.

Далее необходимо было размотать шелковую нить с кокона: к нам приезжали умельцы из деревень Митцеро (район Питцилья) и Какопетрии. Эти мастера назывались «метаксаэс» (прим. ред.: от метакса — шелк, по-гречески. В наши дни Метакса — очень распространенная греческая фамилия).

Итак, они вываривали коконы в больших чанах, помешивая черпаком. Затем отсоединившуюся нить наматывали на специальный барабан, называемый «анеми» — сделанный из стеблей тростника.

-

Были ли известные люди в нашем селе? А как же, много видных врачей, учителей и других. Вот, например, богата наша Китрея на талантливых врачей: Эвельтон Яковидис, Костас и Никос Колитцисы; мужской портной — Плутис Франгудис [5]; был и свой «олигарх», он же один из мэров Китреи, — Афанасиадис...

В наших краях очень популярна была одна местная легенда, хорошо известная на Кипре и в Греции, — о великане Дигенисе Акрита [6], который рукой ухватился за большую скалу. Так и возник, согласно преданию, горный хребет Пентадактилос («Пять пальцев» с греческого) с пятью вершинами вблизи друг от друга.

-

Расскажу о нашей семье. Отец работал на мельнице, а мать была домохозяйкой, прекрасной вышивальщицей и кружевницей (украшала скатерти, простыни, наволочки и многое другое). Она же была церковным смотрителем при храме Панагия Теотоку в нашем приходе: присматривала за всем, убирала как в самой церкви, так и ухаживала за территорией вокруг и садом, следила за порядком в церковных постройках. А еще мама занималась разведением тутового шелкопряда, а также кур и голубей, продавала яйца. Так что однажды увидя, как мать режет кур, чтобы накормить семью, я долгие годы не могла есть курятину... только совсем недавно стала вновь.

У меня есть брат, Андреас Константину. Он работал механиком и водителем на стройках в Никосии. У него большая и дружная семья.

Своих то бабушек-дедушек я уже не застала... знаю только, что один из дедов был фермером и на собственных обширных угодьях он выращивал цитрусовые и оливки. У него были три сына и дочь.

Вспоминаю, какими прекрасными и душевными были отношения внутри семей: между старшими и младшими, между братьями и сестрами!

Хорошо помню свое детство: в школе принимала участие даже в двух театральных постановках, они назывались «Να ζει το ορφανο» и «Το Μεσολογγι ζει» [7]. Участники представлений переодевались в настоящие театральные костюмы и у нас было много зрителей!

В школу мы, девочки, носили традиционное платье — сайя.

А когда я была подростком, моя мама учила меня готовить еду. К сожалению, поделиться рецептом какого-то особенного из наших местных блюд не могу, — всё как у всех...

Когда я окончила начальную сельскую школу, то поступила в техникум на швею. Отучившись 3,5 года, после окончания курса я работала надомной швеей, брала заказы на пошив повседневного и вечернего платья.

В свободное время мы с двоюродной сестрой Ирини и другими младшими родственниками, как и многие юные односельчане, бегали в кино, обедали в местных ресторанчиках или все вместе путешествовали по нашему острову.

И вот пришло время, я вышла замуж за Федороса Пантели, тоже уроженца Китреи. Его отец, Пантелис Пантели, известный в округе мастер-краснодеревщик (он резал не только мебель для соседей, но и церковные иконостасы) — был родом из соседней деревни Экзометохи, а когда женился на нашей местной Ревекке, то переехал в деревню жены.

Здесь у них родилось много детей, одним из которых и был Федорос. Сначала он обучался плотницкому делу у своего отца в мастерской, а позднее уехал в Никосию познавать тонкости современной торговли и механизации в изготовлении мебели (фабричное производство). По окончании Федорос вернулся в Китрею, где продолжил работать вместе с отцом. Вообще семью их очень уважали, и среди ее представителей были даже священники, как например, брат Пантелиса, отец Петрос (Папагеоргиу).

Постепенно Федорос начал свое дело и открыл собственную мастерскую: он получал очень много заказов в Китрее и в Никосии; имел очень хорошую репутацию (ведь главным для него всегда были пожелания клиентов) и жил в большом достатке!

Остальные дети Пантелиса: двое сыновей и две дочери, тоже создали свои семьи. Братья Кириякос и Яннис (Джон) Пантели уехали на заработки в Англию, где и остались. Они в первое время работали в ресторане у родственников: были шефами и обслуживали посетителей в зале, затем выбрали в жены киприоток и живут там до сих пор со своими теперь уже большими семьями с многочисленными детьми-внуками (к сожалению, совсем недавно, в начале 2017 года Джон умер).

Братья Пантели

Федорос однажды приезжал к братьям «в отпуск» на полгода (в 1968 или 1969 году) осмотреться, но решил все же вернуться на Кипр.

Итак, мы поженились. Наша свадьба была очень скромной, не такой пышной и многолюдной, как принято сегодня на Кипре: ведь это всегда очень дорого и только немногие могли себе позволить такую роскошь. Кстати, эта «традиция» таковой в прошлом на самом деле не была, и чаще люди просто женились в окружении самых близких друзей и родственников.

Свадьба Элени и Федороса

Тогда же мы купили дом в приходе Айя Марина. Через несколько лет началась война 1974 года и в августе того года мы стали беженцами, уехав на юг страны. Федорос стал искать работу, а я заботилась о двоих маленьких тогда сыновьях.

Сыновья Элени

Началось очень трудное время. Все семьи были рассеяны по острову: мы даже не знали, где находится мой брат и его семья, живы ли. Ведь нам удалось убежать из Китреи перед самым приходом турецкой армии: друг семьи подхватил нас, кто в чем был, в свой грузовик.

Первые два года мы, как и многие беженцы с северных территорий острова, были вынуждены жить в палатках в Коккинэс (ныне квартал Строволоса): зимой и летом. Там же скончался и мой отец, от сердечного приступа. Его здоровье было подорвано во время нахождения в турецком плену, где его и мать турецкие солдаты избивали прикладами винтовок. Благодаря списку Красного креста, они все же оказались на свободе, другим повезло меньше...

Со временем жизнь стала налаживаться: появилось скромное жилье, люди сумели найти оставшихся в живых, подрастали дети.

Муж не мог найти работу три года, но затем устроился плотником на мебельную фабрику J&P (Joannou & Paraskevaides Co), где проработал 10 лет до самой пенсии. Мы снова ощутили стабильность.

Мой муж был достойным человеком, очень уважаемым и известным в те годы, как в Китрее, так и в Никосии. Он всегда стремился помогать людям, не требуя ничего взамен; был очень дружен со своей семьей. Федорос был мудрым, особой жизненной мудростью. Ведь и обоим нашим сыновьям, Пантелису и Мариносу, он сумел передать не только свои знания и опыт, но и главную ценность: быть честными людьми!

Беседовал: Пантелис Теодору Пантели (Никосия)

Фото деревни Китрея: Георг Константину

 


[1] Китрея — сегодня небольшой город на оккупированной северной территории Кипра, расположенный в 10 км к северо-востоку от Никосии. В древности там находилось античное царство-полис Хитри, основанное Хитросом, внуком афинского царя Акаманта. На территории бывшей деревни сохранилось множество археологических памятников.                       

[2] Недавно в Музее народного искусства в Никосии прошла выставка, посвященная Китрее, ее истории и жителям — «Threaten art of Chitri» (организаторы — Общество Кипрских исследований, муниципалитет Китреи, Общество Друзей Музея народного искусства и волонтеры-энтузиасты).

[3] Приморская деревня (к востоку от Кирении), находится на оккупированных территориях так называемого Северного Кипра. Местный храм Св. Амвросия (1910 г.) был одним из крупнейших на Кипре.

[4] Элени вспоминает, что прежний храм Айос Деметрианос, разрушенный еще в древности в результате нескольких землетрясений, а до того разграбленный пиратами; многие годы почитался местным населением, хотя уже была выстроена новая и соименная ему церковь, действовавшая до середины 1970-х годов.

[5] П. Франгудис в конце 1960-х годов сшил, например, свадебные костюмы Андреасу Константину и Федоросу Пантели.

[6] Дигенис — герой греческого эпоса о византийце греко-арабского происхождения, известного своей силой.

[7] Месолонги(он) — город в Западной Греции, известный драматическими событиями Греческой революции, а также тем, что там умер знаменитый английский поэт лорд Байрон (в 1824 г.; в местном мавзолее до сих пор находится сердце великого поэта) и друг греческих повстанцев, воевавших против Османской империи (1821-1832 гг.).