Лимассол
  • Айя-Напа
  • Ларнака
  • Лимассол
  • Никосия
  • Пафос
  • Полис
oC
Като Дрис – Вавла – Лайя: тур по Белым горам
Като Дрис – Вавла – Лайя
Часть первая: Като Дрис
610
Евгения Кондакова-Теодору
Автор: Евгения Кондакова-Теодору
Фото: Дарья Саульская
15.11.2016

Все три деревни, о которых мы хотим вам рассказать, расположены в округе Лефкары.

(Лефка ори, — в переводе с греческого: «Белые горы») и когда-то в древности так же назывались «Лефкарой» и были известны своим прекрасным белым строительным камнем и разными ремеслами.

Сегодня мы начинаем нашу «трилогию» и первое путешествие будет в Като Дрис.

Это небольшая деревня к юго-востоку от Ларнаки, вблизи от Пано Лефкары (4 км) и Вавлы (6 км). Расположена на высоте около 520 метров над уровнем моря, на холмистой местности, изрезанной узкими и глубокими оврагами, через которые протекает река Айос Минас.

В настоящее время в Като Дрис проживает 130 человек, а название с греческого переводится как «Нижние Дубы».

На главной, самой оживленной в деревне улице, справа и слева от которой уходят петляя вниз и вверх по склонам переулки и маленькие улочки, можно видеть традиционное кипрское кафенио, под навесом которого висит типично британская, несколько старомодная и оттого невероятно забавная вывеска — вырезанная из дерева огненно-рыжая лисица, держащая в зубах перепелку (ее историю нам еще предстояло сегодня узнать). Здесь же, напротив — вы увидите план Като Дрис, а на стенах домов — нанесенные по трафарету большие декоративные орнаменты — элементы международного юношеского арт-проекта, но об этом позже.


Гуляя по деревне, вы непременно обнаружите два музея деревенского быта: один — типично сельская усадьба, и второй — Музей Пчел и Кружева.

А пока мы движемся (не совсем уверенно: указатели установлены не везде, но они есть; а вот наименования улиц отсутствуют) в сторону одного из местных музеев — традиционного быта (бывший дом четы Папахристофору). Что примечательно: очень заметно, что многие дома стоят нежилые, их состояние может быть как хорошим, так и не очень. И еще: повсюду много кустарников миндаля. Весь здешний район славится местным миндалем и его очень много и в самой деревне и в окрестностях.

Совет: несмотря на объяснимый искус первооткрывателя, постарайтесь себя побороть и не заглядывать в пустые дворы для того, чтобы получить побольше впечатлений, или сделать оригинальный кадр «с руинами». Иногда старая кладка может начать осыпаться.

Улицы, как и в близлежащей Лефкаре во множестве замощены камнем, на улицах побольше можно встретить образцы «итальянской» архитектуры, крыши покрыты черепицей. В очередной раз поражаемся местной породе белого камня, из которого выстроены все дома в деревнях вокруг Лефкары, им же вымощены большинство улиц. Ведь во многих других регионах строили также «из того, что есть», но там строительный камень иногда бывает более порист и мягок (чаще всего это был известняк или песчаник) что, конечно, не способствует поддержанию долголетия зданий.

Музей традиционного быта: Дверь в стене

Выйдя в очень живописный и узкий проулочек, опутанный цветущими зарослями герани и жасмина, вы неожиданно попадаете к воротам, ведущим внутрь двора, откуда и начинается экспозиция музея.

Поразило: сотрудники Музея, вручая вам билет, могут дать и ключи «от дома...», так что, пожалуйста, будьте особенно внимательны и оправдайте доверие, когда пойдете осматривать экспозицию самостоятельно.

Открывая первую же дверь на нижнем этаже мы попали в домашнюю пекарню (она же, похоже, и комната для работницы): видно, что быт деревенский постарались сохранить почти нетронутым. В открытом доступе (не в витринах) находится простая утварь, топчан, крытый домоткаными циновками, деревянные формы для хлеба; а также корыта, позади — крошечная кладовая (сложены корзины и кувшины), которая соединяется с гостиной (в нее есть также вход со двора) — самой нарядной и большой комнатой дома, стены которой выкрашены в глубокий синий. Здесь есть и элементы деревенской роскоши, а именно: старинное, потемневшее зеркало в витиеватой резной барочной раме (покрыта позолотой), резная мебель... и конечно, ткацкий станок и резной сундук с образцами изделий из домотканого полотна. На стене — декоративное панно из коконов шелкопряда: растительный узор, искусно вырезанный мастерицей в виде рамки, обрамляет старинную фотографию пары на полуистлевшем шелке.

Выйдя снова во двор, оглядимся: под навесом стоит самогонный аппарат для зивании (как мы уже давно поняли, редко какой хороший хозяин в кипрской деревне мог обходиться без этой полезной и необходимой вещи в своем хозяйстве); рядом дрова для подогрева «процесса», жернова и пресс для отжима виноградного сока. Самогонный аппарат по производству зивании — за один раз «на выходе» давал до 10 л продукта.

Поднимаемся на верхний этаж по внешней крутой лестнице и, открывая старинную дверь выданным нам ключом, с большой террасы входим в покои хозяев.

Внутри общая комната с супружеской кроватью под ажурным балдахином (с вышитыми монограммами «M&A») и люлькой для младенца. И кровать и люлька — металлические (производства Англии) и видимо, по тем временам были вещью статусной и стоили недешево. Пол устлан половиками, которые можно встретить и в русских деревнях.


Обращайте внимание на детали: быт всегда лучше понять, если присмотреться к деталям и нюансам. Они в большей степени, чем общий взгляд на «выстроенную» музейными сотрудниками обстановку, позволяет понять и почувствовать ушедшую эпоху.

Вот и здесь — у кровати стоят сапоги хозяина: из грубой кожи, подбитые (я бы даже сказала, подкованные) массивными металлическими скобами. Рядом — переносная печурка. По этим нехитрым деталям видно, что речь идет о зиме, когда и в самом доме было холодно, а выходя на улицу, необходимо было использовать средство от скольжения. Более того, исходя из маленького размера этих сапог, ясно, что и владелец был человек очень невысокий.

На стене напротив расположены декоративные тарелки: английский фарфор вместе с кипрской традиционной керамикой.

Также можно увидеть образец шелка местного производства с вышивкой, он находится под стеклом. На самом деле эта ткань была жесткой на ощупь, типа чесучи или органзы. Здесь же — витрина с жилетами и.... вездесущий Singer как символ эпохи: как мы знаем швейные машинки этой марки стали выпускать с конца XIX в.

Выходя и запирая за собой двери в чью-то жизнь, мы прощаемся со смотрителем и видим на стене у ворот доску со списком дарителей.

Открыт:
ежедневно, кроме субботы, 09:00 – 15:00
Дни государственных праздников — выходные
Вход: 1 евро (студентам бесплатно)
Телефон: +357 243422648

Музей «Bee & Embroidery», или от чего отказалась королева Елизавета II

Частный дом 1912 года стоит на небольшом дворе в окружении старинных построек. Он, по-прежнему принадлежит той же семье, родоначальником которой был Кириякос Тсамилиес. Его наследница (праправнучка) и глава Музея — госпожа Элли Корниоту. Она нас встретила, совершенно случайно находясь в тот день в усадьбе. Мы удачно смогли не только осмотреть экспозицию, но и побеседовать с г-жой Элли.

В одной из надворных построек расположилась экспозиция «О пчелах и меде», — назовем ее условно так. Здесь показан процесс «производства меда»: как занимались добычей меда из сот в ульях: когда соты бывают заполнены, пчёлы их запечатывают для сохранности. А вот чтобы добыть мёд из сот, надо вынуть рамку с ними и затем их распечатать, срезав верхний слой воска; после поместить в центрифугу, которая и выгонит мед, отделив от пчелиного воска [его после вытопки и обработки, также используют в дальнейшем: в косметике, свечном производстве, в пищевой промышленности и т.д. — EK]

Здесь же представлен прочий инвентарь и костюм опытного пчеловода.


Элли: «Этому дому около 300 лет, и его отреставрировали благодаря полученному гранту от Европейского сообщества: все восстановлено до мельчайших подробностей именно так, как и было в прошлом.

Сейчас я расскажу немного о пасеках и пчеловодстве. Много лет тому назад люди держали пчел в глиняных ульях, и форма сот, вынимаемых оттуда, была круглой.        

Раньше мед выжимали вручную. Сегодня — как и везде: деревянные ульи, в которые пасечник вкладывает прямоугольные рамки со вставленной внутри металлической проволокой и пчелы начинают строить соты, чтобы заполнить их медом. Видите, эта центрифуга, раскручиваясь, отжимает мед и рассчитана на более 100 кг продукта.

Кстати, а вы знаете, что королева пчел (пчеломатка: она и откладывает яйца, способствуя сохранению популяции) вырастает до 2,5 см и живет около 8 лет? Остальные: это — трутни (самцы, никогда не работают) и трудовые пчелы (работают до конца жизни), которые живут до 45-50 дней.

Получали до 10-20 кг меда с одного улья за сезон. Кстати, одна рамка с медом обязательно оставляется для питания пчел до следующего цветения. А это 80% всех цветущих растений на Кипре — с них пчелки и собирают пыльцу.

Зимой пчелы тоже не спят — они постоянно трудятся, просто в холодную погоду они сидят «дома» и не вылетают. Зимой мы не выбираем мед совсем — в это время он только для питания пчел...»

— А если зима оказалась слишком суровой и погода весной не балует солнцем?

— Что ж, в таком случае «зимний режим» не отменяется чуть дольше.

Во дворе стоят большие глиняные кувшины для вина, все они имеют отметку года урожая, и мы видим «1954» и пометка их хозяина. Также имеется самогонный аппарат — на почетном месте: зиванию на Кипре любят!

Мы заходим в соседний амбар.

Элли: «Обратите Ваше внимание: потолок из плетеных лоз сохранен таким, каким он был 300 лет назад. Все эти экспонаты о сельском хозяйстве и жизни крестьянина: инструменты и «аксессуары» к ним: бороны, серпы, сита, упряжь для домашних животных, — все, что было необходимо для ежедневной работы на поле или в садах: от посева и до сбора урожая... А вот и стиральная машина прошлого!» Основные части «композиции», как мы заметили, составляли валики для отжима и кадка внизу.

— Г-жа Элли, а кто занимался производством всех этих инструментов и утвари в деревне? Было ли это под силу самим крестьянам или все производилось исключительно в мастерских?

— Конечно, это работа профессионалов (Элли улыбается), но при этом в целях экономии иногда могли и самостоятельно выйти из положения. Вообще, каждая деревня была известна своей мастерской (как правило, одной) и жители других приезжали за нужным инвентарем именно в ту или иную деревню. Так же как и в области рукоделия и разных ремесел: все знали «как это сделано», но умельцы были немногие. И потом, поверьте, у фермера почти никогда нет свободного времени, чтобы делать инструмент самому.

А вот беречь вещи и уважать чужой труд люди умели с сызмальства!

Нас приглашают заглянуть в следующее помещение, и это оказывается кухня.

Элли: «Здесь все о готовке и выпечке хлеба, а вот — первый холодильник (в виде шкафчика)... Эти подвешенные под потолком корзины использовались для защиты продуктов как от мышей, так и от домашних животных. Кстати, хлеб там оставался почти свежим всю неделю, и не надо было выпекать каждый день. Даже зачерствевшие хлебцы никогда не выбрасывали, а использовали в пищу... Здесь готовили сыр (халлуми и анари) домашним способом — вместо металлических резервуаров были чан и деревянные поддоны. А плетеные корзинки предназначались для их хранения. Вообще, многие из наших «экспонатов» когда-то принадлежали моей свекрови, а еще раньше — предшествующим поколениям. Да, жизнь была куда проще, но вот о кризисах ничего не знали».

— Можно еще вопрос: кухня в Като Дрис как-то отличается от лефкарийской? Например, известный нам уже тавас [баранина с овощами и рисом, запеченная в горшке – ЕК]?

— В общем, да. Тот же тавас у нас делается по-другому и даже называется «катодритикос тавас». Знаете, в чем наш секрет? Мы вместо баранины кладем козлятину, чтобы блюдо не было таким жирным. А еще перед готовкой я срезаю весь жир с мяса и вместо него добавляю оливковое масло, — ведь так гораздо полезнее!

Мы не утерпели и попросили любезную даму рассказать о той Лисе, что увидели на вывеске (помните?):


— А с чем это связано? Есть какая-то история или местная легенда?

— Да, была одна старая легенда (Элли засмеялась). Каждая деревня имеет что-то похожее в собственном «арсенале». Итак, однажды в древности люди из Като Дрис приехали в Лефкару и увидели там церковь, которая была очень красиво побелена и украшена. Они спросили лефкарийцев, как же им удалось сделать такую красоту. Те отшутились: мол, мы побелили стены йогуртом. Что ж, гости уехали обратно с желанием и у себя сделать так же: все пришли к храму с ведрами йогурта и «выбелили» его таким образом. А ночью, унюхав запах йогурта, прибежали лисы и слизали его... Такая вот старая шутка, и в ней есть доля истины: местные жители хотели быть если не впереди, то хотя бы не отставать от своих соседей, чтобы родная деревня всегда была «на высоте». А в настоящее время у нас хорошие контакты с Англией (и в том числе в рамках европейских проектов образовательной программы «Эрасмус+», я кое-что покажу Вам чуть позже). У нас часто бывает один художник-англичанин (он живет как раз в Лефкаре в настоящее время), который и захотел увековечить эту «историю», вырезав из дерева лису для вывески на кафенио... В общем, мы все-таки немного «обошли» нашу соседку — Лефкару!

Теперь мы поднимаемся на верхний этаж дома и попадаем в традиционные покои — жилую комнату хозяев, она же спальня. Окна прикрыты ставнями от яркого солнца, защищая многочисленные образцы домашних рукоделий и постельного белья, украшенного вышивкой и кружевом, — они здесь представлены повсюду и возраст некоторых из изделий насчитывает более ста лет. Мебель — деревянная, старинная и резная. Здесь же разместили небольшой ткацкий станок: за ним молодая хозяйка «коротала» не один вечерок.


Элли: «Вот такие резные кровати с росписью (производились в Кирении и Морфу, без росписи — из других регионов) получали девушки в приданое, выходя замуж. Стоили они дорого ... а дочерей могло быть несколько. Мой дед, строя новый дом, не особенно ценил такую «конструкцию» и попросту распилил их с женой кровать, использовав дерево в строительных целях. А вот и резные (могли быть и расписные) сундуки — как видите, раньше не имели много мебели. Обратили внимание? Даже станок, и тот был украшен резьбой, чтобы радовал глаз,— ведь женщинам приходилось работать за ним долгие часы. А вообще, дело было и в другом: женщины в семье потому так усердно и помногу занимались разными рукоделиями, что, согласно общественному мнению прошлых лет, им приличествовало все время находиться в доме. Женщина, праздно идущая по улице, — это был нонсенс».

Мы переходим в другую, более новую часть дома. Это так же жилые помещения: комната родителей, выходящая в сад, вторая спальня и детская, — все они посвящены искусству лефкаритики и ее продвижению за рубежом.

Стоит отметить, что обстановка в когда-то зажиточном доме, действительно, старинная и сохраняет дух прошлого в своих стенах. На стенах — уникальные фотографии начала первой половины XX века, и Элли показывает свою маму на фото в день ее свадьбы; в шкафах-горках стоят типичные дары для молодоженов Кипра: серебряный поднос и гранаты лефкарийской чеканки, в рамочке — церковные венцы.

Элли: «Это классический дом 1937 года постройки. Вы видите, как он отличается от старого... Вот это — свадебное фото моей мамы, сделанное в то же время. И знаете, это был первый случай в деревне, когда пригласили фотографа из Ларнаки для съемки: в течение 3 дней им были сделаны 3 снимка: снаружи церкви после венчания, около дома и вид Като Дрис. А здесь — прадедушка и прабабушка, которые первыми из наших краев в те годы отправились торговать лефкаритикой за границу. Бизнес достаточно быстро начал процветать, что и позволило им не только выстроить такой прекрасный дом, но и спонсировать вместе с другими коммерсантами строительство двух школ в деревне: для мальчиков, и чуть позже для девочек (Вы можете видеть здесь грамоту — письменное тому свидетельство, где в частности упоминается присутствие на открытии представителей британской администрации, устроивших прием по этому случаю, а также епископа Ларнакского). Мой дед Михалис тоже жертвовал — на строительство церкви Айос Йоргос в 1947 году».


— То есть не только лефкарийцы занимались коммерцией на основе традиционных ремесел?

— Они были первыми, а за ними потянулись и наши односельчане. Ведь лефкаритика и тогда и сейчас производится по всему региону вокруг Лефкары, включая деревни Кофину и Като Дрис. Начиная с XII в. сформировались местные приемы вышивки, а с приходом Венецианцев, в XV в. итальянская традиция была ассимилирована лефкарийской.

Что ж, всегда трудно быть «первопроходцами» и начинать свое дело: в том числе, надо было всегда хорошо выглядеть, да и будущий клиент должен был быть человеком состоятельным, ведь кружево и вышивка ручной работы не могли стоить дешево. Многие в те годы отправлялись в путь в возрасте 15-16 лет и имея 4-5 классов школы, хотя это и было незаконно. Их выручали мэр или приходской священник, приписывая в метрику недостающие годы, — и такое было.

— Г-жа Элли, так что же за история «приключилась» между Като Дрис и королевой Великобритании?

— Была и не одна... Вот, например, интересный случай: наш односельчанин (в последствие, сэр) Аргирос Стакис, прибыв в юности в Лондон и мало, что зная о стране, прямиком направился однажды в королевскую резиденцию, думая, что это просто дом очень богатых людей. Его там неожиданно легко приняли и попросили показать привезенные кружева одной знатной даме, что он и сделал. Для Ее Величества были приобретены лефкаритика, а удачливый коммерсант получил чек... по которому он и понял, с кем только что имел дело. Однако чек на весьма крупную сумму так и не был никогда обналичен: он был дорог Стакису как память и реликвия... и все же, спустя какое-то время, просто потерялся. В Лимассоле живут его родственники и, хотя мы просили передать нам для экспозиции фото этой реликвии, они все еще ее ищут.

Элли продолжает: «...вот покрывало на кровать: игольное кружево и вышивку мы создавали вместе с бабушкой, и это заняло у нас около 3 лет. Спрашиваете, как называется этот узор? Вообще-то этот «дизайн» был придуман моей бабушкой... понимаете, даже работая в традиционной технике, мастерицы не всегда строго придерживались канона — могли что-то привнести и «от себя». К тому же бабушка была очень одаренная и творческая личность. Во-первых, она была великолепная портниха с юности. Например, за свою жизнь она успела сшить 67 свадебных платьев. Согласитесь, это не так и просто! Во-вторых, она могла сама создавать новые узоры в вышивке, чтобы обогатить ее. Это оказалось наиболее востребованным как раз с началом заграничной торговли лефкаритико».

— А вот Вам и вторая история «про королеву». На этом фото моя свекровь, ее дочь и сестра вышивают скатерть, предназначавшуюся в дар по случаю коронации Ее Величества в 1953..., который она отказалась принять. Дело в том, что подготовка подарка (от имени всех коммивояжеров из Кипра, на который они совместными усилиями «скинулись» на работу вышивальщиц, а также обеспечили их трафаретами и материалом) совпала с драматичным моментом в истории взаимоотношений наших стран. Вскоре в ответ на отправленный ко двору этот снимок с вышивальщицами, вслед за которым должна была последовать и готовая скатерть, пришел отказ королевы ее принять. Дело в том, что за 2 года до того кипрскими повстанцами был убит британский посол...

— Постойте, я только что заметила: одна из вышивальщиц — просто копия молодой королевы... Вам так не кажется?

— Да, и не Вы первая это замечаете. Это сестра моего мужа и она до сих пор живет в Като Лефкаре. Она в молодости действительно была настоящим двойником Елизаветы II. Особенно сильно удивляются британцы-туристы, когда попадают в наш Музей. Просто остолбеневают глядя на старый снимок, где их «королева» вышивает вместе с кипрскими женщинами (г-жа Элли смеется). Вот Вам и еще одна, почти «королевская» история!


Мы переходим в следующий зал — так же жилую комнату с металлическими, коваными и когда-то очень модными и дорогими кроватями, привезенными из Англии. Здесь старшие дочери изготавливали скатерти, дорожки на стол для домов и вышитые крестами покровы на аналои в храмы (в том числе, и в Айос Йоргос). И, наконец, в конце анфилады попадаем в детскую — маленькую и очень светлую комнату, дверь которой распахивается на террасу. Сегодня здесь — сувенирный салон, где вы сможете приобрести небольшие и очень изящные изделия: декоративные узоры «под рамку» (25-30 евро), саше и сумочки (70 евро), салфетки (от 40 евро) и даже фарфоровых кукол в традиционных одеждах (38 евро), — все это украшено традиционной ручной вышивкой и кружевами. Все сувениры также производятся и на заказ.

— Г-жа Элли, не могу не спросить: такое необычное для Кипра «дворцовое» оформление стен в интерьере — это влияние Европы?

— Этот цветовой дизайн был заимствован в Италии, есть так же небольшое влияние Англии, — все то, что люди видели бывая за границей в домах знатных семейств — своей клиентуры.

Наша группа уже вышла на террасу, чтобы полюбоваться на виноградники перед тем, как покинуть Музей и его гостеприимную хозяйку, как оказалось, что и здесь наша экскурсия не окончена. На одной из стен был нанесен в крупном масштабе орнамент вышивки, — я вдруг вспомнила про образовательные программы «Эразмус+» и про группу студентов-художников из Словении, принявших в ней недавно участие, — о них также писали ведущие СМИ Кипра. Оказалось, что это изображение, а также еще несколько других, расположенных на стенах домов в Като Дрис, — как раз их работа.

Элли: «А Вы знаете, что это за рисунок и с чем он связан? Эта женская стилизованная фигура из греческой вышивки — напоминание о трагической истории, произошедшей в Греции с приходом туда турок. В 1803 году захватчики окружили монастырь рядом со скалой Залонгу (в Эпире), где держали оборону местные жители. Гордые женщины, понимая, что их очевидно вскоре ждет позорное рабство или гарем, решили, что лучшей участью для них будет смерть. И тогда 57 из них сначала сбросили с обрыва своих детей, а после, крепко держась за руки начали скорбный танец и проходя последний круг, то одна, то другая, приближаясь к краю скалы, бросались вниз. Так они погибли все. В их память и честь создали этот узор «танец Залонгу». На Кипре тоже была похожая история: когда на остров явились турки, они решили угнать женщин в неволю: из Фамагусты уходил корабль, груженный живым грузом и оружием. Одна из невольниц, киприотка Мария, пробралась в трюм и смогла устроить там взрыв, потопив судно и всех, кто был на нем, в том числе погубив и себя, и своих подруг».

Мы поблагодарили г-жу Корниоту за невероятно интересный рассказ и удивительную экскурсию в прошлое Като Дрис.

Музей открыт:
в зимнее время – ежедневно, кроме четверга: 10:00 – 13:00 и 14:00 – 16:00;
летом – ежедневно, кроме четверга: 10:00 – 13:00 и 14:00 – 18:00
Посещения групп только по согласованию с дирекцией
Телефон: +357 99892677, 357 99419491 (Теодора Корниоту)
Вход: 2 евро

Детали

Като Дрис изображен на банкноте кипрского фунта, и более того: здесь отчетливо виден дом Музея «Пчел и вышивки», где мы сегодня побывали.


В этой деревне родился Святой Неофитос Затворник в 1134 году. Дом Святого стоит и в наше время, есть маленькая церковь, посвященная ему. Легенда гласит, что бедные родители не имели возможности дать сыну духовное образование и в возрасте 17 лет он был против воли обручен. Однако юноша избрал стезю монаха и ушел в монастырь Св. Хризостомоса, а позже совершил паломничество в Святую Землю. Позднее он поселился в пещере под Пафосом, где прожил отшельником в течение 60 лет. Память Святого празднуют дважды: 28 сентября и 24 января.

Като Дрис — это так же родина сэра Рео (Аргироса) Стакиса (1913–2001 гг.) — шотландско-кипрского отельного магната (Stakis Hotels), который всегда помогал родной деревне (например, провел водопровод, предоставил работу в Англии для 15 тысяч киприотов и открыл медицинский центр «Stakio»); а свой капитал сделал, начав коммивояжером с продажи лефкаритики в Шотландии.

Здесь так же, как и в Лефкаре, производят традиционное кружево и изысканные вышивки — лефкаритику.

Где остановиться и перекусить

По окончании нашего похода необходимо было решить вопрос о том, где отдохнуть и поесть. Кафе и найденное нами периптеро в самой деревне в то время были закрыты, и мы уже на выезде из Като Дрис посетили таверну «Платанос» — очень популярное у местных жителей и поклонников агротуризма место. Примечательно оно тем, что всю просторную площадь, где располагается сей ресторан, как шатром закрывает от солнца огромный платан. Вечером в его ветвях загораются разноцветные лампочки, что добавляет уюта и праздника оживленной атмосфере.

Сервируют обеды и ужины. Цены: 8-12 евро за блюдо, и 2,5-4 евро – напиток.
Телефон: +367 24342160, 357 99688761              

Если вы решите провести в Като Дрис несколько дней, то вот несколько мест на заметку:

Отель, он же традиционный дом Blue Oak. Своим гостям предлагает: 4 комнаты с балконами, имеется кухня и кондиционер. В ванных — душ и фен.
Контакты: + 357 99680556, blueoakhouse@gmail.com

Семейство Корниоту (владельцы Музея «Bee & Embroidery») также сдает комнаты в традиционном доме с аутентичной меблировкой.
Контакты: +357 99892677, 357 99419491 (Теодора Корниоту), larnaca.rentals@gmail.com

Palatakia Cyprus Village Houses предлагает номера и студии в традиционных домах Като Дрис.
Гостям предлагают завтраки, есть 2 бассейна, ТВ, бар.
Контакты: +357 99934807, info@palatakia.com
Сайт: www.palatakia.com

Мероприятия и что еще посмотреть

Като Дрис регулярно проводит у себя различные историко-культурные и образовательные мероприятия. Уточнить их программу можно на сайте деревни (в конце статьи), а так же по телефонам: +357 24342833, 357 99676685 или по email: symvoulio.katodrys@cytanet.com.cy.

Церкви Като Дрис

Самая большая из них — церковь Айос Харалампос, была выстроена в 1897 году в честь покровителя деревни на месте древней. Храм может вместить около 150 верующих.

На северо-восточном краю деревни стоит Панагия Элеуса (Богородица Милосердная) — старейший храм в Като Дрис, датированный XII веком. В ее недавно отреставрированных интерьерах вы увидите две старинные иконы с изображением Девы Марии в окладе.

Неподалеку от нее — церковь Св. Георгия (Айос Йоргос). Она самая «новая», год постройки: 1948.

Церковь Айос Неофитос

В окрестностях деревни, а именно на юго-западе от нее на склоне горы находится маленькая, одно-нефная часовня, посвященная Святому. Она была построена в 1923 году из камня по инициативе и на пожертвования местных жителей. Недавно она была отреставрирована и содержится на средства жительницы Анны Паттихи.

Как добраться:

Из Никосии (50 минут) и Лимассола: по магистрали А1 (Никосия – Лимассол) до указателя съезда на Скарину, далее в сторону Пано Лефкара – Като Дрис – Вавла до указателя на Като Дрис.

Из Пафоса (2 часа): по А6 до Лимассола, далее см. выше.

Из Ларнаки (35-40 минут): по дороге В6 (ул. Фанероменис), ехать минуя развязку Кало Хорьо по направлению на Лимассол. Выехать на А5, затем на А1 – до съезда на Скарину, далее – см. выше.

Парковка: две площадки на центральной улице, по правой стороне при въезде.

Автобусы: www.osel.com.cy, www.cyprusbybus.com

Что ж, сегодня мы начали знакомство с этим регионом, и уже успели его полюбить. Скоро приедем сюда снова, и наш второй рассказ будет о маленькой Вавле, деревне, известной с античности.

 

Где почитать: www.katodrys.org

 

Приятных впечатлений и до новых встреч!

Текст: Евгения Кондакова.