Лимассол
  • Айя-Напа
  • Ларнака
  • Лимассол
  • Никосия
  • Пафос
  • Полис
Рождество и Новый год: старинные и забытые праздничные традиции киприотов
Рождество и Новый год
Старинные и забытые праздничные традиции киприотов
1208
Евгения Теодору
Автор: Евгения Теодору
23.12.2021

Известно, что праздничные традиции, которые принято считать в разных странах «рождественскими», включая, например, знаменитые устные байки и истории о призраках, — в большинстве своем пришли к нам из гораздо более глубокой древности.

Окончание года, когда приходит холодная зима, а ночь становится длинной и непроглядной, в завываниях ветра, порывах снежной бури и непонятных шорохах за окном нет-нет, да и послышится что-то жутковатое.

Все это заставляет издавна людей собираться вместе, чтобы при мерцающем свете огня свечей и камина, проводя вместе время в тепле, развлекать друг друга страшилками. А еще в это время подводятся «годовые» итоги, когда мы радуемся своим достижениям и вспоминаем то, что ушло...

Давайте и сегодня за кружкой горячего шоколада или ароматного глинтвейна мы поболтаем по-дружески о том, как готовились к «сезонным» праздникам на Кипре предки нынешних его жителей. Хочу сразу предупредить: некоторые из этих (полу)забытых обычаев и обрядов, а также верований, уходящих корнями к глобальным темам смерти и следующего за ней возрождения, могут показаться не такими уж милыми и даже немного пугающими, не будучи приглажены и прикрыты коммерческой мишурой нынешних общепринятых традиций, пришедших к нам из стран Европы и США [1].

Кстати, там ведь тоже первоначально торжества, посвященные окончанию года, были связаны с языческим празднованием зимнего солнцестояния и одним из шабашей Колеса года, известным как Йоль (у германских народов), Мондранихт (древнеанглийская «Ночь матерей») или Дисаблот (почитание валькирий у скандинавов). Интересно, что к этим народам традиция празднования пришла из культуры и эпохи поздней античности, когда у древних греков и римлян практиковалась традиция почитания матрон — богинь плодородия и покровительниц семьи и рода.

Самый темный день в году, согласно верованиям многих народов, дает редкую возможность ушедшим «общения» с живыми.

 

 

С приходом христианства пришла и практика празднования Рождества Христова [2]. В народном сознании, близком к природе, ее циклам и явлениям, обе традиции надолго соединились потому в каждой стране, где отмечается Рождество, оно непременно имеет уникальные атрибуты и детали.

Празднование зимних праздников: Рождества, Нового года и Крещения сопровождается на острове обычаями, часть из которых многим знакома, а вот другие нет. Стандартный «праздничный набор» включает: пышно украшенную елку, интенсивное освещение, в целом, изобилие декора.

И все-таки, несмотря на все еще имеющееся значительное влияние церковной обрядовости на жизнь современных греков-киприотов, празднование Двенадцати дней на Кипре (от Рождества до Крещения с водосвятием) открыто признается многими как «совмещенное» празднование традиций эллинизма и православия.

Письменное и устное творчество

О прошлом кипрских зимних праздников и о том, как именно их отмечали когда-то в народной среде, вы можете найти достаточно обширную, хотя и широко разбросанную информацию в книгах, справочниках, на интернет-сайтах и прочих ресурсах.

В сети мне как-то встретился отрывок из опубликованного исторического романа кипрской писательницы Деспины Константину «К западу от Мезарлик» (в оригинале: Δυτικά του Μεζαρλίκ) [3]. Здесь описывается празднование Нового года в середине 1950-х годов. Дело происходит в Ларнаке, в семье, где одна из дочерей уже помолвлена и готовится выйти замуж.

«Новый год настал. В доме Элии был домашний праздник по случаю перемены года, а также обещания выйти замуж, которое Анна дала Григорису, уроженцу Скалы [4].

Обе девушки приготовили простое угощение для родственников и нескольких друзей. Они выбрали орехи и сухофрукты в дополнение к ликерам, а именно к мандариновому ликеру, изготовлению которого Элия научилась во время учебы в школе монахинь. Кроме того, немного миндаля с вишней и шоколадные шарики дополняли угощение к этому небольшому торжеству.

Радостное настроение усиливалось благодаря песням, звучавшим в исполнении самой Анны, которая с юных лет хорошо пела. Все наслаждались ее пением и помимо поздравлений с помолвкой желали ей получения художественного признания. Слушая голос Анны, гости вспоминали двух других талантливых в исполнении песен девушек их города, которые были очень известны в годы Второй мировой войны...»

Поговорим о главных «зимних» персонажах...

Гоблины и Айос Василис

Устное творчество Кипра богато и интересно, немного познакомиться с ним вы могли здесь и здесь. В любом случае, соприкасаясь с этой сокровищницей мудрости, сдобренной изрядной долей юмора, пусть иногда грубоватого, вы ощутите, что сочинители, поэты и сказители разных сказок, лирических стихов и песен в своих творениях выражают искреннюю любовь, проявляют теплые эмоции и делятся дорогими им воспоминаниями. Это естественно, ведь в их детстве, как и для детей всего мира, семейные праздники, овеянные сказочным волшебством и флером традиций, были важной частью мировоззрения.

Как мы уже говорили ранее (см. «гоблинские истории» здесь, в разделе про Перистерону), по вечерам этих 12 дней, когда совсем темнело, появляться на улице лишний раз не рекомендовалось, чтобы избежать встречи с недобрыми и проказливыми существами. Они имели нехорошую привычку появляться на поверхности земли в период зимних праздников с самыми недобрыми намерениями.

Те же, кто беспечно игнорировал предупреждения и отправлялся на поиски приключений, по поверьям, вполне могли внезапно увидеть перед собой морок: богато одетых «господ».

Эти знатные незнакомцы постарались бы пригласить незадачливого селянина с собой на пир. По его окончании ранним утром очнувшийся «гость» вполне мог обнаружить себя лежащим где-то в бурьяне за пределами деревни. И это в лучшем случае, если он окажется счастливчиком...

Разумеется, селянами была своевременно изобретена и защитная «формула» от этой инфернальной ежегодной напасти, произнеся которую человек мог вовремя развеять чары и не попасть впросак. Ее передавали из поколения в поколение. Тем не менее, время от времени всегда находился тот, кто раз за разом испытывал судьбу.

Вообще, взаимоотношения с гоблинами особенно у деревенских хозяек издавна были непростыми и временами даже «заковыристыми». Зловредных созданий надо было суметь не просто отвадить по возможности от дома и скота. Действовать требовалось аккуратно, используя значительную долю дипломатии и даже подкупа, чтобы умилостивить и отвлечь скорую на проделки нечисть.

И вот вам пример: опять же накануне встречи Нового года, женщины пекли из теста сладкие печеньки (ξεροτήγανα) и маленькие пончики-лукумадес. Все это вместе с несколькими сосисками они забрасывали на крышу своего дома, чтобы «накормить» гоблинов.

Назавтра дети первыми старались проверить, что стало с подношением. Всегда, — о чудо, — вся закинутая на кровлю снедь оказалась съеденной: были то гоблины или довольные щедрым угощением местные коты, до сих пор точно неизвестно... Дети предпочитали не расспрашивать родителей и делали выводы самостоятельно, а взрослые просто продолжали заниматься своими важными делами раз вопрос с гоблинами был улажен.

Гоблины-гоблинами, однако, главным персонажем зимних радостей, с которым связывают свои ожидания все от мала до велика, издавна является местный Дед Мороз — Святой Василий. Ему посвящались многие обряды, приметы, гадания и песенки.

Так в новогоднюю ночь маленькие дети пели различные праздничные песенки, в одной из них говорится (фрагмент):

Айос Василис идет из Кесарии,
Несет он картину и бумагу, бумагу и кальмара.
Кальмар писал, а бумага говорила:
— Василий, откуда ты родом и куда идешь?
— Иду я от мамы, иду я в школу.
— Садись и поешь, садись и попей, садись и спой!
— Я учу буквы и песен не знаю.
— Раз ты учишься, расскажи алфавит...
Коснулся (бумаги) своей палочкой Василий,
Чтоб рассказать алфавит.

«Пиромандия» (πυρομαντία) — еще один древний обычай, связанный с ожиданием прихода святого. Он был привнесен на Кипр из Византии и сегодня мало практикуется на острове: мать приносила в дом оливковые ветви, с которыми дети играли «в Айос Василис». Так некоторые сельские жители с самого детства и в последующие годы имели привычку гадать на оливковых листьях. Они разрезали лист и затем бросали на огонь, приговаривая шепотом:

Святой Василий, покажи и раскрой, любит ли меня...
И называли имя человека, на которого гадали.

А вообще веточки с оливковыми листьями часто использовали, как мы уже говорили, в кулинарии. Накануне зимних торжеств, при копчении в камине свиных колбасок, сарчера (или «псахна»), сосисок и прочего их выкладывали сверху.

Думаете, только для вкуса? Как бы не так. Любопытным мальчикам и девочкам поясняли это следующим образом: если укрыть деликатесы ветками оливы, то спускаясь в новогоднюю ночь по печной трубе в дом, Айос Василис не будет на них... мочиться. Такой вот незамысловатый юмор, но запомнился не одному поколению бывших детей!

Праздничные угощения

Начнем с выпечки. За два дня до Рождества в некоторых домах растапливали две печи и замешивали отдельно две квашни. Одним из них были кумули или кумульес (κουμουλιές) сухари, а другим — геннопиттес (γεννόπιττες).

Хлеб с кунжутом (Σησαμένα ψωμιά) — традиционная праздничная «плетенка». В прошлом существовала даже присказка: «как-то однажды сказал ячмень пшенице: «меня едят звери, но над вами издеваются женщины»». А киприотки, действительно, каких только чудес не вылепливали из пшеничного теста... Из его завитков они умудрялись плести различные узоры, такие как звезды, цветы, деревья, птицы и многие другие. Затем эти творения обмакивали в миске с семенами светлого кунжута, смешанными с анисом, чтобы придать прекрасный аромат и обогатить вкус хлеба. Затем их обрезали по кругу ножницами (делая т.н. «пентар»).

Кумули/кумульес изготавливали из другого теста. К нему обязательно добавляли сахарную мастику и растительное масло. В ряде мест рецептура включала добавление в тесто молока и других ингредиентов (точное описание, вероятно, было утеряно). Когда тесто было готово (оно должно было получиться не слишком плотным), ему давали хорошенько подойти. Затем хозяйки искусно формовали его, складывая причудливо в «зигзаг» и надрезая каждую образовавшуюся складку. Изделия обсыпали кунжутом и снова давали тесту подняться, в то время как в духовке или печи достигалась нужная температура. Через час получившуюся выпечку «разбивали» там, где была складка, и вновь бросали обратно в духовку, чтобы окончательно высушить.

Мясные деликатесы. К вопросу о домашних сосисках и прочих праздничных деликатесах, их, как вы понимаете, тогда не покупали, но почти каждая семья производила самостоятельно. Так что с зимними праздниками был связан еще один, достаточно кровавый обычай. В конце каждого года проводился широкий забой свиней (ныне этот обычай практически исчез).

Как и во многих странах мира, эти обычные для селян мероприятия начинались на Кипре в канун Рождества. В деревнях повсюду ставили медные котлы, чтобы вскипятить побольше воды. Двое или трое мужчин в те дни занимались только забоем свиней, и вскоре улицы деревни представляли жутковатую картинку, когда по мостовой вниз устремлялись ручейки свиной крови и по окрестностям разносился истошный визг.

Свиную тушу помещали на доску-вукани (в другое время года она использовалась в сельхозработах: волы тянули ее за собой, помогая крестьянам обмолачивать зерно), закрепленную на двух корзинах, и начинали свежевать и разделывать. Женщины после разделывания приступали к отбору тех кусков, что шли на заготовки для начинения колбас, изготовления различных копченостей и других продуктов впрок.

Определенные части туши проходили предварительную засолку: их оставляли в рассоле на всю ночь, чтобы убрать лишнюю жидкость. Затем измельчали в ступке кориандр, и вместе с гвоздикой, корицей и перцем все эти специи использовались для консервации.

Мясные как и рыбные (филе) заготовки селяне сушили на солнце на специальных сушилах или помещали внутрь «нискья» (νησκιά, специальные камины-печи, а позднее камеры) для копчения. Например, свиное сало солили только крупной солью и подвешивали к крыше или на деревянную балку, подпиравшую кровлю: полный процесс посола занимал около 40 дней. При этом следили, чтобы сало постоянно находилось в тени, либо старались вывешивать его снаружи только в пасмурные дни, так как считалось, что прямые солнечные лучи, попав на продукт, могли бы испортить его вкус и качество.

Пожилые деревенские жительницы до сих пор вспоминают, что свиной жир растапливался их мамами и бабушками и затем хранился в керамических горшках. Оттуда по мере надобности жир добавлялся во время готовки в различные блюда, делая их более питательными. Дети, иногда проголодавшись, прибегали домой после игр и намазывали жир на куски хлеба, чтобы «подзаправиться» до прихода родителей.

Тогда же большое распространение получила «залатина» (выходцам из СССР она бы сразу напомнила наш знаменитый «студень» (он же «холодец») — традиционное в кухне восточных славян мясное блюдо из мяса, домашней птицы или рыбы, особенно популярное на нашем новогоднем и рождественском столах) — ζαλατίνα, где на приготовление шли нижние «фрагменты» свиньи, а также головная часть. Представляет собой загустевший и охлажденный навар с кусочками желированного мясного ассорти. Особенностью кипрского рецепта было добавление для лучшей сохранности и придания приятного аромата продукту (его помещали в крынку и запечатывали воском) веточек оливы и розмарина.

Василопита — традиционная рождественская выпечка на Кипре

А вот другие угощения, всегда находившиеся на праздничном столе в любом доме, как то: меломакарона, курабьедес, христопсома («хлеб Христа»), василопита, ксеротигана, а также в редких ныне случаях, варили особый суп, — все они до сих пор очень распространены. Их готовят не только к новогодней ночи и на всем протяжении праздновании 12 дней Рождества, встречи Нового года и вплоть до Крещения.

Какой стол накрывали

Готовясь к праздничному обеду, хозяйка дома доставала лучшую скатерть и накрывала на стол, чтобы достойно приветствовать приход Айоса Василиса и вместе с ним долгожданного праздника. На стол клали тыкву (κολοκύθα), ставили домашнее вино и зиванию, блюдо с жареными в очаге сосисками, залатиной и другим угощением.

Также обязательными атрибутами были миска с пшеничными зернами, кружка масла и отдельный стакан с вином, а также особый мешочек, чтобы Айос Василис смог благословить хозяев на хороший год и благосостояние в доме. Позднее пшеницу (они же «зерна святого Василия», как их тогда называли) высаживали в неглубокий горшок, чтобы с наступлением дня Святого Антония пророщенные таким образом зерна, можно было вынести и посеять в поле для получения богатого урожая.

За праздничный стол никогда не садились до прихода местного священника с помощниками. Дом и его жители освящались пришедшими при помощи пучка красного базилика, который обмакивался в ведерко со святой водой, а затем все помещения и присутствующие окуривались церковными благовониями. Помощники после завершения действа прагматично собирали очередные церковные взносы и выдавали селянам квитанции «об оплате».

Старики рассказывают, что таким образом, по количеству домовладений определялся размер вознаграждения приходскому духовенству.

В канун Нового года кипрские фермеры также готовили специальное блюдо с приготовленной особым способом пшеницей (т.н. Κόλλυβα), смешанной с кунжутом, анисом, изюмом и зернами граната. К нему примешивалось и рубленое сено. Такое угощение в сочельник хозяева выносили своим волам. Они верили, что данное подношение сделает их следующий год более урожайным и приплодным. Этот обычай варьировался от деревни к деревне: в каких-то из селений Кипра в новогоднюю ночь зажигались свечи, укрепленные и на рогах волов; а где-то волов заводили в дом для благословения его и всей семьи.

Как украшали дом

Одним из старинных и немного изменившимся, но сохранившимся в современном «европеизированном» виде является, конечно же, обычай украшать праздничное дерево. Его приносил из леса отец семейства. В крайнем случае, вместо целого дерева могли использовать большую ветку сосны. Дерево или ветку помещали в крупный глиняный сосуд-амфору (обычно предназначенную для хранения масла), а дети с удовольствием, как и сегодня, приступали к украшению.

Какой был декор и как использовался? В прошлом в качестве украшения и для изготовления игрушек, что только ни шло: лоскутки красивой ткани и кусочки тесьмы (их загодя выпрашивали у местной портнихи), комочки хлопка, конфеты в бумажных фантиках, некрупные фрукты и прочее. А сверху водружалась сделанная при помощи фольги «серебряная» звезда.

Кстати, родители всегда учили своих деток хорошо вести себя во время праздника, стараться не капризничать и не ссориться с братьями и сестрами, — ведь уже тогда считалось «как встретишь Новый год, таким он и будет».

Подарки могли быть или нет, торжественности и важности праздника это не меняло: если же они были, то дети забирали их только в новогоднюю ночь, не раньше.

Утром 1 января все одевались не просто в хорошую, но самую нарядную и желательно новую одежду, шли в ней на церковную службу. Свои наряды люди носили, не снимая весь праздничный день.

Вчера и сегодня

Однако главные обычаи сохранились и практикуются на острове до сих пор. Как, например, испечь домашнюю (сегодня, правда, все чаще для экономии времени киприоты стараются заранее купить в кондитерских готовую) василопиту с монеткой внутри.

К слову, раньше внутрь этого пирога хозяйки тоже клали некрупную монетку в шиллинг или полшиллинга, а тот, кому в куске она невзначай попадалась, испытывал большую нескрываемую радость от предвкушения счастливого и удачного Нового года.

Другим атрибутом праздника являются колядки: по улочкам чаще всего небольших деревень или удаленных от центральных магистралей городских кварталов группками от дома к дому ходят дети и подростки с музыкальными треугольниками и незатейливыми песенками, которые они мелодично поют у каждой двери в ожидании сладостей или монеток.

А что сегодня мы ожидаем и как проходят рождественские и новогодние праздники у тех, кто остановился в отеле или устраивает торжество у себя дома? На Рождество повсюду вспыхивают огни, для многих они и в наше время олицетворяют надежду и ожидание хоть маленького, но чуда... для каждого своего. Поклонник вы Рождества и Нового года или нет, думаю, в любом случае согласитесь: нет ничего лучше на зимние праздники легкого снегопада или хотя бы ясной лунной ночи. Сказка нам всем бывает нужна!

Новый год во многих современных кипрских семьях отмечают так же, как и в Греции. За два-три дня до наступления праздника женщины семейства начинают готовить многочисленные блюда: здесь всегда будет много мяса и птицы. Пекут и «хлеб Святого Василия» — василопиту, в принципе классический рождественский кекс, с изюмом и орехами, цукатами и обязательной монеткой на счастье, завернутой в фольгу.

Итак, 31 декабря на праздничный ужин в дом собирается немало народа. Это, как правило, все родственники и друзья, но и не только... Иногда к ним примыкают соседи и друзья соседей, а также друзья друзей соседей, заглянувшие было по дороге на знакомый огонек, но не обнаружившие хозяев дома. Вообще на Кипре считается: чем больше народа, тем лучше. На всех торжествах обязательно присутствуют дети любого возраста.

Приглашенные приносят хозяевам подарки и вино. В столовой хозяин поддерживает огонь в камине пока хозяйка с матерью и сестрами накрывают стол и зажигают свечи. Все садятся за сдвинутые в один ряд столы, заставленные горами всяческой снеди. Над обедающими целыми гроздьями раскачиваются большие воздушные шары, матово переливающиеся разными цветами и ждущие своего часа.

Наговорившись и разомлев от обильной еды и вина, довольные гости разбредаются по группкам по дому: самые старшие члены семьи дремлют перед телевизором, мужчины помладше усаживаются за игру в покер, а женщины, расположившись на пуфах или прямо на ковре у камина, хвастаются обновками и младенцами.

Слышно, как старшие дети уже что-то нашли, и непринужденно и дружно громят это «что-то» на верхнем этаже. Доносящиеся сверху звуки никого не смущают.

Приближается полночь. Оживление овладевает всеми присутствующими: спящие «аксакалы» просыпаются, и все снова возвращаются на свои места за столом. В столовую входит хозяйка. Она несет на блюде большую василопиту, нарезанную строго по количеству присутствующих. Ее станут предлагать в таком же строго установленном порядке: от старших к младшим, и только по одному кусочку. Остальные десерты будут доступны неограниченно.

Ребятня наверху, почуяв сладкое и тут же оставив все дела, кубарем скатывается по лестнице и конечно же прямиком на елку. Моментально получив от матерей успокоительное в виде подзатыльника, и теперь застенчиво улыбаясь подрастающее поколение присоединяется к остальной компании. Всем очень интересно, кто же станет счастливым обладателем монетки в этом году... Вскоре счастливчик, ойкнув, гордо демонстрирует свою находку и получает поздравления. В этот момент хозяева дома вносят приготовленные заранее именные подарки и вручают их гостям.

До наступления новогодья остаются последние секунды: их ежегодно и по каждому телеканалу отсчитывают популярные ведущие и актеры сериалов. Люди замирают... Пробило! Все шумно встают, поздравляя и целуя друг друга в щеку, приговаривают: «Хронья пола!» (Многая лета!).

Постоянно, из года в год возникает легкая путаница: не сразу определишь с кем целовался, а с кем еще нет. Главное, никого не обойти и не забыть. Всем весело, кто-то, разгорячившись, игриво идет по второму и даже третьему кругу, чтоб уж наверняка... Старшие наконец дают знак: малыши и подростки с радостными криками мчатся лопать шарики, из которых на собравшихся летят мерцая хлопья конфетти.

Что ж, вот и наступил Новый год. Засиживаться надолго в гостях ночью не принято. Гости разыскивают и собирают своих сонных чад по всем комнатам, начинают прощаться. На самом пороге, с неохотой покидая гостеприимный дом, могут вдруг вспомнить что-то важное и вновь надолго разговориться, совершенно забыв о семействе, тихо прикорнувшем в глубине машины... Ведь главное — праздник удался!

Не только в доме, в кругу семьи нас ожидает праздничное веселье. Любая гостиница в эти дни старается выглядеть наиболее привлекательно и потому бывает роскошно украшена для своих гостей. В эти дни вас обязательно встретят традиционное сочетание зеленого с красным, изобилие позолоты и хрусталя или, напротив, ультрасовременный вариант лишь с легким «намеком» на праздник... Однако в любом, даже очень шумном и многолюдном месте больше всего притягивает место у камина с живым огнем и теплом, пробуждающими яркие воспоминания и наполняющими нас ощущением непреходящего счастья... В такие моменты мы все снова становимся детьми!

И даже остановившись на самом модном курорте, разве вы не предпочтете покататься с гор, порезвиться с ребятами игрой в снежки или помочь им вылепить огромную снежную бабу вместо обычного светского разговора со сверстниками в шумном баре?

Вечером, нагулявшись и наигравшись в снегу до изнеможения, мы спускаемся в вечерних нарядах в ресторан. Под приятную музыку и звон бокалов нам предлагается масса закусок и несколько основных блюд на выбор, а еще стандартный праздничный вечер, входящий в оплаченный пакет.

На самом деле все это только обертка, ведь все мы уже сыты, полнотой жизни и радостью бытия.

Праздник, к которому мы так стремились весь год, успел прочно поселиться внутри и тихо согревает нас, подобно кошке, растянувшейся у камина, что довольно и невозмутимо щурится на мелькающие огни и веселую публику.

Рождество и Новый год на Кипре

Счастливых всем праздников и до встречи в Новом году, друзья!


[1] По сути, как отмечают историки вопроса, для тех же британцев, например, которые в викторианскую эпоху (1837-1901 гг.) получили коммерческий эрзац когда-то религиозного празднества, уже к моменту появления Чарльза Диккенса с его «Рождественской песней в прозе...» (A Christmas Carol, 1843 г.), традиция «настоящего» Рождества была уже утрачена.

Кстати, почитать онлайн это замечательное и поучительное произведение можно здесь.

[2] Напомним, что праздник был установлен в IV веке в честь рождения во плоти Иисуса Христа и в разных конфессиях отмечается либо 25 декабря либо в январе: 6 или 7 числа.

[3] См.: Δέσποινα Κωνσταντίνου, ''Δυτικά του Μεζαρλίκ’’ (Λάρνακα, 2018), доступно здесь.

[4] Скала — старинный исторический, приморский район Ларнаки с центром южнее форта (ул. Лала Мустафа Паша).