Лимассол
  • Айя-Напа
  • Ларнака
  • Лимассол
  • Никосия
  • Пафос
  • Полис
oC
Один день из жизни гражданина кипрского полиса
Один день из жизни гражданина кипрского полиса
Мы решили немного пофантазировать на эту тему
168
Евгения Кондакова-Теодору
Автор: Евгения Кондакова-Теодору
27.05.2020

Если вы уже бывали на Кипре или живете здесь постоянно, то из-за обилия сохранившихся до наших дней археологических остатков античных городов-государств, богатого фольклора, где древние герои, правители(-ницы) и божества так удачно вписались в народные песни, легенды, сказки и даже суеверия, — дойдя до нашего времени, а еще по причине высокой концентрации на Кипре различных научных экспедиций, внимания ученого сообщества, выставок и публикаций, — в общем, друзья мои, от античности — как бы мы ее не понимали, — здесь не отмахнешься!

Ею пропитана сама жизнь и ментальность населения.

Такое впечатление, что древняя культура никуда отсюда и не уходила: подобное сегодня трудно встретить где-либо еще...

А потому мы решили создать своеобразную реконструкцию и представить, как бы проходил день семьи граждан, живших в далеком прошлом на Кипре.

Вы с нами?

Кипр, как известно, был заселен издавна. Сюда приходили многие народы с разными целями: одними из первых пришлых здесь отметились выходцы из Анатолии (ок. 2400 г. до н.э.), а вот «официально» все начинается с бронзовым веком: в 1500 г. до н.э. Тутмос III, фараон Египта из XVIII династии и создатель первой империи, имевшей мировое значение, присоединил остров к своим владениям.

Таким образом, Кипр, как считается, впервые попал в скрижали истории.

И если египтяне пришли сюда, чтобы «расширить зону политического влияния», то вот греки начали прибывать — вспоминая слова большого умельца изъясняться пятистопным ямбом Васисуалия Лоханкина (роман И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой теленок», 1931 г.), — чтобы здесь «навеки поселиться».

— Я к вам пришел навеки поселиться,... надеюсь я найти у вас приют! [1]

Так уже в конце XIII века до н.э. на Кипре появляется много микенских поселений. И совсем скоро, в начале XII в. до н.э. возникает знаменитое кипро-минойское письмо.

Спустя некоторое время (геометрический период 1050-750 гг. до н.э.: керамика, датируемая тем временем, декорировалась сочетаниями геометрических фигур) за греками на остров «воспоследовали» финикийцы. Захватив однажды крупный прибрежный город микенских поселенцев Китион, те принялись с энтузиазмом осваивать восточные территории острова, чтобы более активно заниматься торговлей с соседями.

Полисы, которые существовали на Кипре: Пафос, Марион, Аматус, Курион, Лапитос, Хитри, Лидра, Тамассос, Идалион, Кития (Китион, Киттим), Саламин (Саламис), Кирения и Соли.

Маленькие или не очень, политически независимые друг от друга государства обуславливали стиль тогдашней жизни и, вместе с тем, являлись отражением мировоззрения древних.

Полисы — это не только вид государственного устройства, но и особая ментальность и уклад жизни. Они играли важную роль в становлении государственности той территории и народа, где появлялись. В них активно развивалась культура, кроме того, они способствовали установлению доминанты греческой цивилизации.

Почему именно греческой?

Просто потому, что эта «модель» государства распространилась именно оттуда. Напомним, что полисное строение в Греции сложилось в 750-480 гг. до н.э. (архаика) и сохранялось на протяжении всей эпохи античности. Эта форма древнего государства представляла собой несколько сельских поселений («хора»), объединенных вокруг центрального города.

Многие из школьного курса истории Древнего мира помнят, что государства (с единым управлением, границами) Древняя Греция никогда не существовало. Зато были независимые во множестве города-полисы.

Дело в географическом положении и рельефе Греции: море и горы как бы разделяют страну на отдельные, достаточно небольшие территории. В определенной мере это послужило началу т.н. «Великой колонизации». Многие полисы начинают гонку по освоению земель, кроме Спарты (ее полисы предпочитали захватывать земли соседей) и Афин (здесь аристократия и народ, как считается, сумели договориться, чтобы разрешить земельные вопросы; из этой практики в будущем и родилась «демократия»).

Так греческая цивилизация в итоге раскинулась от причерноморского побережья России, территорий в Малой Азии и до Пиренейского полуострова.

Многие полисы чеканили свою монету: так было удобнее устанавливать торговые отношения, кроме того, полис был и религиозным объединением (духовная и светская власть там не были разъединены, а жрецы культов являлись членами т.н. «полисных магистратур»). Каждый полис стремился сохранить свою независимость (формула: казна + войско).

А вообще это понятие слишком сложное, чтобы мы могли сегодня охватить все аспекты его жизни. Главное: он служил гарантом существования своих жителей, обеспечивая им защиту в экономическом, военном и политическом планах. Успех живущих в полисе связывался с их активностью в общественной сфере.

О его устройстве достаточно ясно выразился Аристотель:

«Общество, состоящее из нескольких селений, есть вполне завершенное государство, достигшее, можно сказать, в полной мере самодовлеющего состояния и возникшее ради потребностей жизни, но существующее ради достижения благой жизни...»

И далее:

«Во всех людей природа вселила стремление к государственному общению, и первый, кто это общение организовал, оказал человечеству величайшее благо [2]».

По традиции их основателями считаются ахейцы — герои Троянской войны (рубеж XIII-XII вв. до н.э.), которые расселялись здесь по ее окончании: Тевкр Теламонид, женихи Елены Агапенор и Фидипп.

Неудивительно, что развивавшиеся здесь города-царства были, по преимуществу, греческими или греко-финикийскими.

С эпохи поздней бронзы эти полисы развиваются и растут. Меняется их устройство: становится более четкой планировка улиц, в центральной части концентрируются различные крупные сооружения с внушительными фасадами. Наиболее важные постройки возводят не из кирпича-сырца и дерева, а из камня, так же, как и дома местной аристократии. Все это указывает на возросшее социальное расслоение и укрепление позиций власти по отношению к народу.

Полисы начинают обносить мощными крепостными стенами: ведь приток и накопление богатства местными жителями в сочетании с таким удачным расположением острова без конца привлекают морских пиратов и соседей-завоевателей [3]. В разное время здесь возвышаются различные полисы: a сначала это был Саламин.

К тому времени на Кипре растут все новые полисы.

В основе экономики — бесплатная рабочая сила (рабы), островные полисы активно торгуют зерном, вином и медью. В эпоху железного века (1050-480 гг. до н.э.) крупные города, где развивалась промышленность (горное дело), достигли настоящего процветания.

Интересно, что оставаясь колонией фараонов, остров, благодаря преобладанию на нем греческого населения, все больше укрепляет духовную и культурную связь с Грецией, которая сохранилась сквозь века и эпохи, являясь актуальной и для современных греков-киприотов.

В эпоху архаики (750-480 гг. до н.э.) начинается эпоха захвата Кипра ассирийцами. Теперь ставшие многочисленными и развитыми полисы (Китион, Аматус, Курион, Идалион, Пафос, Марион, Соли и Саламин, Тамассос) могли сохранить независимость только при условии платы дани очередному ассирийскому наместнику.

Фараон Амасис II (Аб-Мосе), снискавший себе репутацию «правителя-юмориста» и правивший в VI в. до н.э., восстановил египетское владычество над народами Кипра. Однако вскоре, в 526 г. до н.э. островом завладели персы. И в период 500/499-449 гг. до н.э. Кипр оказался втянут в греко-персидские войны между Ахеменидами и греческими полисами.

Для этого периода было типично сильное смешанное влияние греческой и восточной культур на все аспекты жизни острова, в особенности на его культуру и религию.

Полисы широко осваивали имевшие место достижения и инновации своих восточных соседей: изготовление монет, математику, алфавит, флот.

Позднее, в эпоху классики (480-310 гг. до н.э.) при правлении царя Эвагороса из рода Тевкридов (441-374 гг. до н.э.) в Саламине Кипр возвышается в целом, став одним из крупнейших центров греческой цивилизации.

А полностью выйти из состава Ахеменидской империи остров смог благодаря завоеваниям Александра Македонского (в 321 г. до н.э.). Македонский, ставший освободителем для киприотов и будучи учеником Аристотеля, всем народам, территории которых он покорял, нес культуру эллинизма.

Новым девизом царя становится:

«Завоевывать нужно не земли, а сердца людей!» (к/ф «Александр Великий», 1956).

Одной из важнейших составляющих эллинизма была и политическая концепция полисов.

После его победы над Дарием в Азии — когда он идет дальше, до Индии, — модель полиса быстро распространяется по миру. Происходит зарождение эллинистического мира, где культуры Греции и Востока еще теснее смешиваются. При этом, «новые» полисы — города Александрии уже не обнаруживают признаков демократии в своем устройстве.

Интересно, что если в ту эпоху чиновничий «аппарат» Азии заговорил по-гречески, то Олимп начинают заселять и новые боги с «восточными чертами»: об этом мы поговорим в другой раз.

Стоит ли удивляться, что, в конце концов, и самого Македонского в Египте объявили богом.

При Птолемее I, диадохе Александра и основателе династии правителей Египта, вновь усиливается связь между Египтом и Кипром, где правит брат Птолемея Менелай. Главным полисом теперь становится Пафос.

Наступила эпоха правления римлян (30 г. до н.э. – 330 г.), когда города, получившие по «новой моде» многоступенчатую систему гражданства и практику союзничества, на Кипре стали управляться муниципалитетами, сохранив право чеканить собственную монету.

Надо сказать, что полисы вообще очень широко распространились в ту эпоху, по всей территории империи, настолько удобной оказалась эта форма местного самоуправления.

Спустя некоторое время на остров приходит христианство: крещение жителей апостолами Павлом и Варнавой произошло в 45 г.

Меняется религия и сам жизненный уклад населения, возникает кризис античной цивилизации в целом, уходят полисы...

Их исчезновению способствовали также два из самых разрушительных землетрясений, сотрясавших Кипр, которые произошли в 342 году (в Пафосе, который в результате утратил свою позицию «столицы») и в 365 году: гибель в его результате целого полиса Куриона печально «ознаменовала» уход античной цивилизации и забвение большинством населения на многие столетия политеизма.

Жизнь в полисе

Античность принесла с собой основы европейской цивилизации и ее главные ценности: стремление к демократии и свободам граждан; в области культуры и искусств — мы до сих пор изучаем произведения античных поэтов, философов, ораторов и историков (например, «Илиада» и «Одиссея» Гомера — это самые ранние произведения европейской литературы). На подмостках театров по всему миру ставят пьесы античных драматургов...

Наибольшее значение в городе имели акрополь и агора. Акрополь — центральное место в полисе с главными зданиями (самоуправления и другими, общественными, как например, амфитеатры, храмы и святилища, особняки самых знатных горожан). Акрополь всегда располагался на возвышении (холме).

Итак, если акрополь — это «вышгород», то агора — «нижний город». Изначально и в первую очередь это была «рыночная площадь», где также проводились собрания. Таким образом, агора являлась центром концентрации коммерческой и политической жизни населения.

А полисное население состояло как из граждан (собственники домовладений и земель), так и неграждан (не имеющие прав остальные жители): рабы, женщины, иностранцы (в Аттике — т.н. метэки), вольноотпущенники (бывшие рабы) и др.

Считается, что народное собрание полисов — один из органов власти — принимало законы, выбирало должностных лиц, распоряжалось земельными наделами. Действительно, важнейшие вопросы решались гражданами в общественных местах, где люди, как отмечается историками, «часто общаясь создавали узы сплоченности и объединялись по общности интересов».

При этом госстрой полиса мог быть разным: монархия, демократия или олигархия. В зависимости от этого варьировалась и степень участия народа в управлении государством.

Так олигархические полисы управлялись верхушкой наиболее состоятельных горожан-граждан, а народное собрание принимало участие в решении лишь некоторых дел.

Принимавшие участие в собраниях граждане считались равноправными перед законом, при этом их было примерно не более четверти жителей полиса. Граждане той эпохи отличались, как бы мы сейчас сказали, «высокой гражданской ответственностью» и старались принимать участие не только в каждом собрании, но и в различных судах и других публичных мероприятиях.

Демократия в то время была прямой: волеизъявления народ «озвучивал» сам, без участия посредников-депутатов. Так что нынешняя «демократия» для древнего грека — это типичная олигархия (ну мы это и так знаем, верно?).

Именно эпоха, в которую существовали греческого типа полисы, дала многочисленную плеяду известных и в наше время политдеятелей и известных персон в области культуры.

Театры: постановки Аристофана, Еврипида, Софокла и других создавались с тем, чтобы быть представленными публике лишь единожды (такова была практика в ту эпоху; однако, к счастью, мы и сегодня наслаждаемся их творениями по всему миру).

Античная драма — про актуальные события: все трудности тех времен были настоящим «двигателем» этого искусства.

И если главные источники о жизни в полисах:

«История» Геродота [4] («Музы)» + поэзия Гесиода [5] («Труды и дни») + «Политика» Аристотеля [6] + комедии Менандра [7]+ наследие Демосфена [8];

то «увидеть», — с известной долей фантазии и поправок на менталитет современного человека — как жили люди в эпоху античности, какие семьи создавали и т.д. все мы можем, ну хотя бы, по фильмам.

Например, знаменитая «нетленка» А. Кончаловского «The Odyssey» (1997 г.) — художественная экранизация гомеровского эпоса «Илиада» и «Одиссея», где описаны не только захватывающие дух приключения царя Уллиса, стремящегося в родную Итаку.

Значительную часть повествования занимает история верной жены, которую осаждают наглые женихи, хозяйничавшие в доме Одиссея, пока того волей богов носило по волнам и чужим краям.

Положение женщины в античном обществе можно выразить словами того же великого Гомера (VIII в. до н.э.), вложенными им в уста сына Одиссея Телемаха:

Матери так возразил рассудительный сын Одиссеев:
«Мать моя, что ты мешаешь певцу в удовольствие наше
То воспевать, чем в душе он горит?...

Лучше вернись-ка к себе и займися своими делами —
Пряжей, тканьем; прикажи, чтоб служанки немедля за дело
Также взялись. Говорить же — не женское дело, а дело
Мужа, всех больше — мое; у себя я один повелитель» [9].

Так что вся домашняя жизнь и заботы о детях, слугах и хозяйстве издавна были чисто женской прерогативой. Сама либо при помощи слуг она готовила еду, ткала ткань (лен, шерсть) для изготовления одежды своим близким или, в случае семьи с меньшим достатком, на продажу (появление женщин-торговок среди мужчин, кстати, долгое время и во многих полисах осуждалось: женщине без сопровождения приличествовало сидеть дома).

Женщины занимались воспитанием подрастающего поколения: мальчиков — до 7 лет, а девочек — до выхода замуж, довольно раннего.

Помните, мы упомянули греческий театр? Так вот, и здесь, в смысле доступности развлечений, для женщин существовали свои ограничения. Женщины допускались, по словам исследователей, только на трагедии (увы и ах!), ибо именно эти представления «считались хорошим способом воспитания нравственности».

С другой стороны, комедии, развлекавшие зрителей и высмеивавшие пороки, считались способными слишком смутить «слабую» женскую натуру...» [10]. А если точнее, то причина была банальна: очень популярные сатирические комедии Аристофана славились крепким и не всегда приличным словцом, которое автор нет-нет, да и вкладывал в уста своих героев. Противоположностью ему являлось творчество Менандра.

Немного о внешнем виде: мужчины и женщины, одеваясь, оборачивали тело кусками тканей, закрепляя их застежками (фибулами) и поясами. Ткани могли сшиваться вместе только в некоторых местах, чаще в мужском одеянии. Вид одежды у мужчин: хитон и плащ; у женщин: туника (длинный хитон), накидка-гематий (его носили и мужчины) или пеплос. Обувь: сандалии (кожа), сапоги-эндромиды (кожа, войлок).

Наиболее любимым украшением на протяжении многих лет у женщин всех возрастов, любого положения и достатка были браслеты.

Одним их наиболее востребованных ремесел, как и во все времена, было гончарство.

Греческий традиционный дом

Дома 1-2 этажные возводились из сырцового кирпича или камня. Их стены в интерьере покрывали слоем штукатурки, наносили росписи или просто окрашивали (самые любимые цвета, согласно исследованиям, терракотовый и синий).

Моду на стеновые росписи ввел политик и афинский красавец-аристократ Алкивиад (450 – 404 гг. до н.э.), известный своим вспыльчивым, импульсивным характером и очень, по тогдашним меркам, экстравагантным вкусом. Легенда гласит, что он однажды даже запер в стенах своего дома искусного театрального художника Агафарха и не выпускал до тех пор, пока тот не окончил работу.

А вообще, традиционное греческое домовладение — это очень замкнутый мир семьи и ее частной жизни, что отразилось и на его архитектуре. Дома с жилыми помещениями в ансамбле с надворными постройками строились сориентированными внутрь, как бы защищаясь от внешнего мира глухими стенами.

Все комнаты выходили во двор, так они лучше проветривались. Стекол в окнах не было, они закрывались деревянными ставнями. Мебель была незамысловатой, зато практичной: вещи хранились в сундуках-ларях, хозяин дома имел большое кресло наподобие трона (θρόνος по-гречески; кстати, кресло сегодня очень созвучно называют «политрона» πολυθρόνα), женщины сидели на деревянных и нередко складных стульях-дифрах.

Во время симпосиев-вечеринок гости возлежали на апоклинтрах (наподобие кушеток), установленных вокруг низких столов-трапезиев.

А вот ложа-кровати в хозяйских покоях любили покрывать изысканной резьбой и росписью.

Полы в домах состоятельных граждан украшались каменной мозаикой. Дворик имел бассейн. Рядом с ним, как правило, был сад (выход в него вел из гинекея — женской части дома). В нижних помещениях — подвалах, помимо склада припасов могли находиться баня и пекарня. Кухня располагалась вблизи от андрона — мужской части и парадной гостиной, где гостей принимал хозяин дома. Очаг богини Гестии из функционального (там сначала готовили еду), постепенно становился чисто культовым жертвенником.

Освещение в закрытых помещениях: небольшие глиняные и масляные светильники либо жаровни на высоких подставках. В открытом пространстве патио преобладало естественное освещение.

А вот на городских улочках освещения в вечернее время совсем не предусматривалось.

Один день из жизни семьи гражданина...

Дом прежде всего и супруга, и бык-землепашец [11]

Сегодня мы, как и обещали, «познакомимся» с одной из семей античного города. Наш сегодняшний герой и отец семейства — это взрослый мужчина и полноправный гражданин полиса, чья жена, как было установлено в ту эпоху, вела дом и хозяйство, управляла во время частого отсутствия супруга «штатом» слуг и рабов.

Хозяин дома, куда мы сегодня заглянули, владелец керамической мастерской, в которой кроме сыновей ему помогают еще два молодых раба.

 

Агапиос

Небо на востоке посерело, а угли в жаровне в углу комнаты успели совсем остыть. Братья нехотя встают, не дожидаясь появления отца. Он всегда воспитывал их в строгости: родители уверены, что боги жестоко наказывают смертных за праздность. Вот и сейчас: солнце еще не поднялось, и в сумраке раннего январского утра домочадцы, хмурясь со сна от холода, пробирающегося под самый хитон, когда не только короткий плащ-хламида, но и плотный гиматий не спасает, плетутся за Агапиосом в гончарный квартал, что недалеко от агоры. На узких, петляющих улочках полиса им попадаются другие жители квартала, которые в этот час не слишком говорливы и только сдержанно приветствуют друг друга.

Придя к мастерской, сыновья Агапиоса открывают ставни и, не мешкая приступают к работе. Заказов на сегодня много. У горожан большим спросом пользовался их товар: нигде больше в полисе нельзя было найти подобной работы разнообразной посуды. Вместительные пифосы, скифосы, гидрии — кувшины для воды, амфоры для вина и оливкового масла, изящные лекифы для благовоний, ритоны и прочее...

Агапиос, работая вместе с сыновьями, размышлял о том, что дело его отца Полидора продолжается должным образом. Парни стали настоящими мастерами. Он даже приостановился и покосился в сторону сыновей: те, с малых лет крутившиеся у него в мастерской и нередко получая крепкий подзатыльник за разбитую в пылу игры посуду, повзрослев, теперь ловко создают один сосуд за другим, пока рабы старательно месят глину в углу.

Им и продолжать династию, хотя старший еще посещая частную школу со своим педагогом, с раннего детства явил способности к словесным наукам, в отличие от младшего — большого любителя верховой езды и кулачного боя. Недавно ему исполнилось 18 лет и теперь его, как эфеба [12], ждет двухлетнее обучение военному делу.

Отец довольно пригладил свою поседевшую в последние годы бороду.

В это время дверь скрипнула, приоткрывшись. К ним заглянул приятель-ювелир Флегонт, его мастерская находится в торговом павильоне выше по холму. Наш Агапиос нередко покупает у того диадемы-стефаны, фибулы и многочисленные браслеты, к которым так неравнодушна его жена Ифигения (она их носит по нынешней моде не только на руках, но и на лодыжках). Флегонт зовет их идти на площадь.

Днем стало совсем тепло, и яркое солнце заливает агору, где собралось много народа. Мужчины-граждане взволнованно переговариваются, ожидая появления ритора.

Ожидается, что сегодня будет сделано важное продовольственное заявление, по которому они должны принять решение. Наши знакомые вливаются в яркую толпу.

Как только народное собрание окончилось, Агапиос там же на агоре пригласил своих друзей и оказавшихся поблизости соседей на симпосий у себя дома. Сегодня вечером они смогут отдохнуть за сытной трапезой и неспешной беседой.

Друга зови на пирушку, врага обходи приглашеньем.
Тех, кто с тобою живет по соседству, зови непременно: [13]

Те любили бывать у Агапиоса. После дня, полного забот, они взойдут в пиршественный зал его дома. После того, как рабы хозяина омоют им ноги и подадут воды для омовения рук, они смогут наконец возлечь на ложах-клине вокруг столов, а самые близкие друзья Агапиоса усядутся на массивные троносы, подобные хозяйскому. Заботливая жена Ифигения отправит к ним прислужниц с блюдами, полными запечённой рыбы и осьминогов, ячменных лепешек и овощей. Им будут подливать черпаком-киафом разбавленного вина и дружеский разговор не умолкнет допоздна.

Многие знали, что хозяин особенно любил это место в своем доме: просторная зала с выкрашенными в насыщенный синий цвет стенами, по которым в поздний час забегают отсветы огня с высоких жаровен. Казалось, будто на них оживают росписи с изображением божеств и растений, как бы тянувшихся к потолку, где деревянные панели покрывали искусные геометрические узоры.

Итак, наступил вечер и симпосий шел своим чередом, пока наконец разомлевшие и довольные гости после третьей чаши, как и полагается, в сопровождении рабов с факелами не начали разбредаться по своим сонным домам.

Заперев двери хозяин, привычно вознеся хвалу Зевсу в портике у андрона, отправился наконец в спальню, где утомившись от дневных забот уже забылась в глубоком сне его жена.

 

Ифигения

Лучше хорошей жены ничего не бывает на свете [14]

Агапиоса разбудил властный голос Ифигении, разносившийся по дому. Встававшая раньше не только его самого, но и поднимавшая своих служанок, чтобы не спали зря, а успели вовремя разжечь жаровни и отправиться за водой к ручью, она спозаранок уже раздавала каждой задание на весь день.

Сегодня хозяйка вместе с помощницами собирается прясть шерсть, а назавтра ей самой придется ткать весь день: пора приступать к приготовлению будущего приданого для младшей дочери Пенелопы.

Пусть она еще совсем малышка, но уже не только играет с глиняными птичками и лошадками, что часто лепят и приносят побаловать ее братья и отец. Она всюду ходит за матерью, крепко хватаясь ручками за полы ее туники (сегодня Ифигения облачилась в желтую вместо обычной белой по случаю ожидавшегося очередного прихода гостей: этот цвет, как она знала, наиболее эффектно оттенял ее иссиня-черные волосы, забранные в тяжелый узел).

Девочка с интересом следит за маминой работой, и скоро ее можно будет начинать обучать хитростям женских рукоделий.

Ведь время пролетит так незаметно, и отец ее тоже выдаст замуж лет в 15-16, избрав по своему вкусу наиболее достойного из тех женихов, что останутся однажды в их доме на смотрины, чтобы пройти традиционные испытания и показать себя.

Ифигения задумалась. Она еще помнила те времена, когда избранный договаривался с отцом девушки о выкупе: стадо семьи невесты обычно увеличивалось в результате на несколько голов, а после устраивали свадебный пир.

Как и в давние времена, он и теперь начинается с церемонии у очага дома невесты. Затем действо «плавно перетекало» в дом жениха. Там отец невесты совершал жертвоприношение, сообщая особой фразой, что передает свою дочь ее мужу.

Ифигения снова вздохнула, погрузившись в эти мысли: да, выкуп уже давно заменило приданое, и все будет так же, как и в годы ее юности. Она, как когда-то ее мать, будет стоять в этот день рядом с мужем, держа факел, зажженный у их очага, чтобы передать этот священный огонь в качестве установления родственной связи между двумя семьями. В конце концов, муж дочери возьмет ее Пенелопу, укрытую белоснежным покрывалом, на руки и так вместе, войдя в его дом, они пересекут порог в новую жизнь...

Немного было взгрустнув она, наблюдая за беспечной игрой девочки, решила, что все-таки судьба очень милостива к ней самой и к ее детям. Мудрая Ифигения знала: это не случайно!

Ведь в течение всех этих лет, не проходило и дня, чтобы она, как уже было издавна заведено, не заглянула бы в святилище, примыкающее к андрону: проверить хорошо ли горит огонь, посвященный богине Гесте (как говорится: служанкам поручай, но проверяй!). Вот и дочь ее в своем доме тоже когда-нибудь станет достойной хозяйкой и хранительницей домашнего очага, не забывая поддерживать в нем священный огонь, угодный покровительнице семейного счастья.

Это важно: можно быть умелой хозяйкой, но и благосклонностью богини пренебрегать не стоит. В доме всегда достаток и покой, муж всем, кажется, доволен. Почти каждый вечер у них гости: кого-то муж пригласит, а кто-то и сам бывало, заглянет «на огонек» в поисках хорошей компании.

Люди не брезгуют бывать у них, их семейство уважают в городе.

 

Оставайтесь с нами и до новых встреч!


[1] Часть 2. Глава 21. Конец «Вороньей слободки».

[2] Аристотель. Политика. Книга 1. Части 8 и 11. Цитируется по источнику.

[3] Подробнее читайте здесь.

[4] Геродот Геликарнасский (ок. 484 – ок. 425 гг. до н.э.), автор «Истории» (сочинение в 9 книгах) — первого полностью сохранившегося во множестве списков прозаического и исторического произведения, известного в европейской литературе как энциклопедия той эпохи.

[5] Гесиод (VIII в. до н.э.) — второй после Гомера известный и признанный эпический поэт в античной Греции; а его «Труды и дни» — первое, по мнению исследователей, произведение дидактической литературы, написанное в форме обращения автора к брату Персу.
Как сообщается современниками, брат оказался завистливым, ленивым типом да еще и сутягой, предавшим своего брата и впавшим в конце концов в заслуженную им нищету. В данном контексте нам наиболее интересны: «Рассказ о двух городах» (225-273), «Личные отношения» (342-380), «Советы по выбору жены» (695-705). Подробнее.

[6] Аристотель (384-322 гг. до н.э.) — философ, известнейший ученик Платона и учитель Александра Македонского. Его поздний трактат «Политика» (335-322 гг. до н.э.) — это анализ социальной и политической сфер жизни в Древней Греции. Автор предлагает собственное теоретическое построение полиса-идеала.

[7] Менандр (342-291 гг. до н.э.) — признанный крупнейшим мастер новоаттической комедии (V-III вв. до н.э.), в основе которой — частные отношения людей, окрашенные всеми их страстями и интригами. Его персонажи все время попадают в забавные ситуации. Стоит сказать, что этот жанр завершает собой развитие греческой драмы.
Для произведений Менандра характерным является введение одних и тех же персонажей, действующих в разных предложенных им условиях. Человечность, искренность, благородство — вот, чему учат творения этого драматурга.
Всего им было написано около 110 комедий, из которых полностью сохранилась только одна: «Ворчун» (Мизантроп).

[8] Демосфен (384-322 гг. до н.э.) — оратор и, по некоторым сведениям, ученик Платона, славившийся своим упорством, благородством и талантом.
Известно, что его авторству принадлежат 65 речей.

[9] Подробнее здесь.

[10] Цитируется по: Савельев А.Е. «Культура Древней Греции». Гл. II. М.: Высшая школа, 2008.

[11] Аристотель в своей «Политике» цитирует Гесиода.

[12] Эфеб — молодой человек, достигший, по меркам древнегреческого полиса, возраста обретения прав гражданина. Он становился членом т.н. «эфебии» — молодежного сообщества военнообязанных граждан. Подробнее здесь.

[13] Гесиод. Труды и дни. Стихи 342-343.

[14] Там же. Стих 702.