Лимассол
  • Айя-Напа
  • Ларнака
  • Лимассол
  • Никосия
  • Пафос
  • Полис
oC
Музей народного искусства в Никосии
Музей народного искусства в Никосии
Деревянная сова, львы Лузиньянов и легендарный силач
465
Евгения Кондакова-Теодору
Автор: Евгения Кондакова-Теодору
Фото: Дарья Саульская
17.12.2016

Он был основан несколькими членами Общества Кипрских исследований (SCS) в 1937 году и разместился в Старом архиепископском дворце. На площадь Архиепископа Киприану выходят и другие музеи, Панкипрская гимназия, собор Св. Иоанна и, конечно, действующее Архиепископство, образуя тем самым не только архитектурный ансамбль и одно из мест посещения паломниками, но и живое, развивающееся историко-культурное пространство.

Нас встретила и любезно показала Музей его сотрудница Элени Христу (она же представитель научного Общества Кипрских исследований — Society of Cypriot Studies (SCS).

Как все начиналось (небольшой экскурс)

Музей располагается в дошедшем до нашего времени здании XV века в готическом стиле с несколькими элементами построек, относящихся к более ранней эпохе, поскольку в начале XII века, территория на которой он располагался, принадлежала латинянам (французам) и здесь находился монастырь Ордена бенедиктинцев. Кроме того, здесь Орден Святого Иоанна (госпитальеров) возвел церковь в честь святого Иоанна, своего небесного покровителя. Хьюго I был погребен здесь в 1218 году. Греческая Православная Церковь приобрела его незадолго до османского владычества (1571 – 1878). Богато украшенный готический свод с XVI-го века имеет фреску со сценой Благовещения, на нем сохранилось окончание надписи на греческом языке, обнаруженной в 1950 году. Фреска была законсервирована в 1995 году.

А вот дворец архиепископа Сильвестра был выстроен позднее в 1725-30 годах «вторым» этажом (здесь он располагался вплоть до 1960). Об этом мы расскажем чуть позже.

Многие экспонаты из собрания Музея были пожертвованы, другие приобретены либо переданы напрямую жителями деревень Кипра или владельцами частных коллекций.

Большинство предметов были произведены в районах, находящихся в настоящее время под оккупацией турецких войск. Образцы ткачества, гончарного дела, вышивки, кружева, костюмы, изделия из металла и кожи, резьба по дереву, плетеные изделия, произведения наивной живописи; а также различные сельскохозяйственные и ремесленные (как например, ткацкий) станки и инструменты, — все это находится в богатой коллекции.

Сегодня количество единиц музейного хранения составляет более 5000.

Старая резиденция находится на площади имени архиепископа Киприаноса, повешенного турками в 1821 г. с началом греческого восстания, в целях его подавления на Кипре, который также, как и материковая Греция, был под властью Османской империи. Киприанос был схвачен в собственной келье в здании дворца, и препровожден на место мученичества и героической кончины. Через дорогу находится Всекипрская гимназия, старейшее и крупнейшее на Кипре учебное заведение, которая является продолжением греческой школы, основанной архиепископом Киприаносом в 1812 году и посвященной Святой Троице.

Здание было подарено Обществу aрхиепископом Макариосом III, первым президентом Республики Кипр.

Во время национального антиколониального движения 1955 – 1959 годов музей вынужденно закрывался трижды. В 1961 году резиденция архиепископа была перенесена в другое место (новый дворец был возведен в 1950-59 гг. на той же площади, на пересечении с улицами Сократус и Адамантиу Кораи). Общество тогда же обратилось с просьбой к его Блаженству о предоставлении прежних помещений для исследовательской и популяризаторской работы своих членов. В период 1962-64 гг. была проведена масштабная работа по реставрации за счет средств Общества и при поддержке Блаженнейшего Макариоса III (как вспоминал Диамантис А. в 1973 году).

Кроме «неспокойных 50-х», летом 1974 года, когда произошло турецкое вторжение, коллекцию эвакуировали в безопасное место и Музей вновь был закрыт на год. Однако, на этом «приключения» экспонатов не закончились. Сами сотрудники в течение нескольких лет отмечали несколько тревожных факторов: часть музейной коллекции требовала проведения экстренных мер по консервации; кровля здания находилась в аварийном состоянии, да и повышенная влажность наносила непоправимый ущерб экспонатам. Наконец, в 1990 году aрхиепископ Хризостомос великодушно предложил покрыть расходы, и таким образом были произведены обширные ремонтные работы, которые завершились в апреле 1996 года, когда на первом этаже для широкой публики открылись новые экспо-залы.

В Музее: вчера и сегодня

Во время нашего визита проходила очередная временная выставка. Она была посвящена Китрее «Threaten art of Chitri» (организаторы — Общество Кипрских исследований, муниципалитет Китреи, Общество Друзей Музея народного искусства и волонтеры-энтузиасты. Издан каталог), так что свое знакомство с Музеем мы начали отсюда. Поднимаясь на второй этаж по лестнице снаружи вы увидите фрагменты механизма водяной мельницы и приспособление для производства шелка (чан для вываривания коконов тутового шелкопряда и «барабан» для дальнейшей намотки полученных нитей. Шелк, как мы уже знаем, производили по всему Кипру и везде он был разным. Центры: Морфу, Пафос и Китрея, в которой производили «желтый шелк»); деревянные ворота, венецианского льва, высеченного в камне, а также другие свидетельства прошлого.

Итак, выставка, которую мы посетили, занимала несколько залов и рассказывала о регионе и людях Китреи, где в древности находилось царство Хитри, а в недавнем прошлом населению которой пришлось пережить нашествие турецких агрессоров и вынуждено покинуть свои земли и дома, бежав в Никосию и окрестности. Не удивительно, что первый зал посвящен беженцам: документы, школьные жетоны-нашивки, фотографии прошлых лет... и даже ключи от оставленных домов, куда люди надеялись вернуться вскоре. Не обошлось здесь без английской «нотки»: на манекенах надета форма военных британского аэропорта тех лет. Вторая Мировая тоже нашла отзвук: личные удостоверения и элементы военной формы тех киприотов, кто становился участником войны в составе британской армии (всего в частях союзников антигитлеровской коалиции воевали 30 тысяч киприотов: турок, греков, армян). К слову, мобилизация на острове объявлялась в сентябре 1939 г. губернатором В. Баттершилом.

Элени рассказывает: «Эта выставка состоялась благодаря участию многих уроженцев Китреи. Видите старинную фотографию пожилой дамы? Мы не знали кто она и не могли никак идентифицировать. Однажды один из посетителей остановился напротив и ошеломленно сказал: «Да ведь это моя бабушка!» Можете себе представить, какие эмоции люди переживают, приходя сюда!»

Далее мы попадаем в зал древних артефактов региона Хитри, известного с древности: Хитрос-правитель был сыном Акаманта (и внуком Тесея и Ариадны, согласно преданию), основавшего здесь поселение-полис. Сохранилась масса уникальных археологических предметов, подтверждающих значение этого царства в древности. Были проведены многочисленные раскопки в 1962 – 1974 гг. Некоторые из них как раз представлены в нескольких витринах: кратеры и другие образцы древней керамики, скульптура. Вообще экспонаты здесь охватывают грандиозный период: от эпохи халколита и вплоть до начала Средневековья.

Элени комментирует: «После произошедшей турецкой оккупации в 1974 севера нашей страны мы опасаемся, что за прошедшие годы все оставшиеся на раскопах и в ходе незавершенных изысканий артефакты были разграблены и, вероятно, в массе вывезены и распроданы на международных аукционах.»

Итак, следующий зал посвящен средневековому византийскому искусству (иконам) и другим предметам культа, вывезенным из местных храмов для сохранения. Здесь можно видеть так же редкие книги, царские врата и резные сундуки.

Экспонаты, представленные на выставке, происходят как из частных коллекций, собраний Музея Византийского искусства и Музея народного искусства; так же некоторые экспонаты были временно предоставлены несколькими церквями Никосии, куда беженцы когда-то подарили святыни из оставленных храмов некогда процветавшего городка.

В продолжении выставки мы попадаем в самый просторный зал и очень любопытный с точки зрения изучения быта жителей Китреи: это быт горожан — не без намека на доступную роскошь и моду, по преимуществу, первой половины XX века. Здесь есть много как образцов традиционных ремесел (роспись по стеклу, резьба по дереву и т.д.) и рукоделий (вышивки, кружево) на модных предметах одежды, так и изысканного местного и привозного (английского) столового серебра, фарфора, стекла и аксессуаров. Очень трогательно смотрится «уголок брадобрея»: в открытом чемоданчике кудесника бород и усов имеется фото самого мастера Такиса Сакараса и его инструменты — помазок, опасные бритвы, ножницы и расчески.

Элени, заметив наш интерес, добавляет: «...местный «салон» брадобрея Китреи находился в подвальном помещении муниципалитета.»

В продолжении залов временных выставок находятся бывшие покои архиепископов, приемная зала и другие помещения, отданные под мемориальную постоянную экспозицию Дворца.

Постоянная экспозиция: во дворце архиепископов Кипра

По этой причине, покинув выставку, мы сразу попали в анфилады сумрачных покоев представителей высшего духовенства острова: проходя все дальше мы взошли (по другому и не скажешь) в парадную приемную: здесь, помимо прочего, находятся несколько архиепископских тронов (два из них — золоченые и резные местной работы, а третий — привозной, наполеоновской эпохи, стиль «ампир»).  

Элени поясняет: «В этом зале проходили встречи, заседания духовенства Кипра и приемы иностранных делегаций. Вы видите стол со стульями? Все это историческая, и даже эпохальная мебель: за этим столом решалось в 1950 году (при содействии подпольной организации патриотов ЭОКА) будет ли Кипр в союзе с Грецией или нет. Состоялся плебисцит (бойкотированный по понятным причинам турецкой общиной) и 97,9% принявшего участие населения проголосовало за объединение с Грецией... но британское правительство тех времен, конечно, не захотело услышать волеизъявление большинства киприотов. Интересно, что собранные подписи представляли собой три списка: первый передали в Парламент Греции, второй предоставили британцам, а третий оставался «для Кипра» здесь, во Дворце. Так что вот как раз за этим столом и были собраны подписи по «третьему списку».  Архиепископ Макариос III здесь же принимал посетителей резиденции, вплоть до 1960 года, когда было возведено новое здание по соседству. Обратите внимание: на стенах оставлены фрагменты настенной живописи (стены во всех помещениях дворца были покрыты ею). Сегодня вся эта красота скрывается за побелкой... в будущем предполагается ее раскрытие и восстановление прежнего декора.»

Мы так же обратили внимание на резные деревянные украшения на стенах (фрагменты), а также портреты архиепископов Кипра.

Нас пригласили пройти в комнату архиепископа Киприаноса (национального героя, казненного, как известно турками в 1821 году и погребенного вместе с другими священнослужителями-мучениками на площади Фанеромени Никосии).

Элени: «... и в этих помещениях мы так же устраиваем регулярные выставки. Например, недавно прошла небольшая выставка, посвященная грекам-беженцам из Малой Азии в 1922 году. Здесь мы видим вещи, привезенные переселенцами с собой, а также уникальные фотографии, — мы решили этим частично дополнить постоянную экспозицию, поскольку при содействии Киприаноса именно в этих стенах возникло первое учреждение высшей школы на Кипре: можно видеть предметы, напоминающие о ее создании. Позднее для нее специально отстроили здание напротив.»

Мы проходим в конец этой небольшой комнаты (кстати, она находится выше других помещений, и чтобы попасть сюда из коридора, надо подняться на несколько ступеней) и можем заглянуть теперь в святая святых — аскетичную келью архиепископа Киприаноса: на одной из стен представлены факсимиле всех погибших героев 1821 года, собранные исследователями на одном листе бумаги, и размещенные под стеклом.

Выйдя на деревянную веранду второго этажа есть возможность передохнуть от лавины полученных впечатлений, глядя на небольшой, но живописный палисадник и открывающуюся площадь за ним: вся история как на ладони!

Через разветвления просторных коридоров, так же полных произведений народных ремесел (по преимуществу, резьбы по дереву) мы проходим в дальнее крыло. Часть, посвященную деятельности и эпохе архиепископа Макариоса III: его кабинет, библиотеку (сегодня здесь книжный фонд Общества Кипрских исследований); кабинет курьезов (даров иностранных гостей и делегаций, по преимуществу из «восточной» коллекции бывшего президента Клиридиса) и рядом — зал для конференций, семинаров и других культурных мероприятий.

В кабинете на рабочем столе Макариоса находятся скульптурное изображение его головы (гипс) и отливка с кисти руки (бронза). Патроклос Ставру, писатель и ближайший соратник (1933 – 2014 гг.) — с ним архиепископ делил свой кабинет — именно он в дальнейшем и предоставил Музею основные экспонаты, связанные с Макариосом, в том числе и обнаруженные на пепелище сожжённого дворца (во время попытки госпереворота).

Под сводами средневекового монастыря

Теперь мы спускаемся во двор, окруженный старинными зданиями (собор Св. Иоанна, здания Культурного Фонда Архиепископа Макариоса III — часть Архиепископского дворца) и постройками и заходим в главный вход на первом этаже. Наличие уютного сувенирного пространства (нас удивили невероятные, низкие цены на оригинальные произведения прикладного искусства, выполненные с большим вкусом и мастерством) и книжного киоска (где, к слову, можно приобрести каталоги и ежегодный альманах — сборник научных статей по изучению фольклора Обществом, выпускаемый начиная с 1936 года) не в силах изменить сильное первое впечатление, которое получает входящий. Это монастырский комплекс, имеющий центральный проход через анфиладу каменных залов под высокими сводами (очевидно, здесь при входе сразу располагалась внутренняя церковь), по правой стороне идут несколько комнат-келий практически без окон (здесь когда-то проживали монахи). Проходя сквозь старинную стрельчатую арку со сценой Благовещения (по левой стороне — архангел Гавриил, справа — фигура Богоматери; верхняя готическая розетта, венчающая свод, была выбита турками и, естественно, давно и бесследно исчезла) вы так же увидите несколько старинных икон, в том числе двухстороннюю икону Св. Фомы (XVIII – XIX вв.), несколько церковных предметов (в том числе из резного дерева). Таким образом, вы попадаете в следующий зал, где представлена старинная керамика (горшки, другая утварь XIX – нач. XX вв.) и средневековая резьба по камню: львы герба Лузиньянов.

Знаете ли вы: представленные в зале глиняные большие горшки производились не на гончарном круге, а «налепами» поэтапно: подсыхал один слой, к нему добавлялся другой. Так, по количеству «колец» даже можно посчитать сколько дней гончар изготавливал изделие... иногда до 70.


«Найди льва» — музейная забава для детей и не только. Тест на наблюдательность: возможно, вам тоже сотрудники предложат поиграть в такую игру. Необходимо найти и сосчитать все изображения львов, присутствующие так или иначе в экспозиции. Подсказка: «львы» могут быть где угодно, а правильный ответ известен только музейщикам (мы теперь его тоже знаем, но не скажем).


Следующий и самый просторный зал включает в себя также коллекцию Ювелирного музея Никоса Иоанну — известного на Кипре ювелира и владельца нескольких бутиков (витрины вдоль окон слева). Как нам сообщила Элени, в прошлые годы музей ювелирного дела Кипра находился на улице Онасагору (Старый город Никосии), позднее Музей народного искусства предложил г-ну Иоанну разместить коллекцию в собственных стенах. В составе коллекции — работы киприотов-мастеров прошлых лет, а также частные собрания украшений и столового серебра, подаренных в Музей несколькими семьями ювелиров. В витринах представлены и церковные подношения (из храмов монастыря Св. Андрея в Карпасии, что на Северном Кипре; были переданы Музею в 1954 году), которые делало население, в благодарность за высшую помощь в своих делах. Вообще лет пять тому назад подобный музей существовал и в Лефкаре (помню, мне посчастливилось тогда посетить его постоянную экспозицию в одном из «итальянских» домов по соседству с мэрией, первый этаж которого занимал современный ювелирный салон Н. Иоанну). Позднее, как мы сегодня узнали, — полное собрание Музея из прежних выставочных залов было передано именно сюда, на площадь Архиепископа Киприану.

Элени добавляет: «...каждый экспонат, как видите, имеет свою историю и «летопись». А эта маленькая комната в конце нашей экспозиции как раз и оформлена под мастерскую золотых и серебряных дел мастера: там установлены станки и находятся инструменты ювелиров, а также образцы золота различной пробы.»

Напротив витрин «с ювелиркой» можно видеть два очень необычных, но вместе с тем, знаковых экспоната: фрагменты стен кафенио (регион Никосии). На них в наивной манере деревенского живописца-самоучки в рост человека изображены два известных и близких сердцу любого грека и киприота персонажа.

Элени: «Адамантис Диамантис, бессменный директор Музея и известный авангардный художник (1900-1994 гг.), вывез их из Гери специально для Музея. Итак, один из них — силач Панайотис Кутальянос, грек по национальности, отец которого приехал с нашего острова. Он изъездил с гастролями Соединенные Штаты, Перу, Балканские страны, и т.д. Молва донесла до наших дней предание, что его сила была столь велика, что он мог поднять паровоз! Единственное, чего боялся этот сильный человек, была его жена.  Другой наш персонаж — значительная фигура в истории Греции и герой Греческой революции 1821 года, Афанасиос Дьякос. Видите, наивный художник (он был мастером театра теней) стремился донести до зрителя доступными ему приемами характерные черты человека: здесь внимание акцентируется на его смоляных черных волосах и усах, а также... невероятно сильной и массивной груди — признака героической натуры и символа несгибаемости. Он был казнен ужасным способом: турки его по сути посадили на металлический кол.»

В торце зала в окружении образцов резьбы по дереву (расписные и резные наличники, карнизы, сундук и т.д.) находятся другие образцы наивного искусства: работа Анд. Стилиану «Лапитос» (местность, находящаяся на оккупированном севере, известная своей керамикой; а самый известный в истории мастер Лапитоса — гончар Аристофанус); а так же живописное произведение М. Кашалоса «Свадьба» — прямолинейность перечисления деталей обряда деревенской свадьбы сообщает произведению в наши дни несколько пугающее впечатление суровости быта и строгих устоев прошлого.

Элени: «Художник, он же сапожник «по призванию», не выстраивает композицию, а наоборот, стремится внести как можно больше бытовых деталей. Зато сегодня мы имеем возможность наблюдать ушедшие в прошлое, но принятые в те времена в обществе взаимоотношения, иерархию... Вот невеста и жених после венчания: юные (14-16 летние, как бывало нередко) супруги стыдливо касаются друг друга только мизинцами. Или вот — сценка принятия невестки в семью ее свекровью: старшая женщина благословляет молодую на новую, семейную жизнь; в то время как младшая пытается ее задобрить символическими способами. Что ж, времена и нравы меняются, а люди и их отношения — все те же.» 

Далее мы проходим зал за залом (они же бывшие кельи монахов), где находятся витрины с предметами одежды из разных регионов (например, широко известный традиционный женский костюм «амалия») и с образцами всевозможных рукоделий и ремесел; в открытом доступе — предметы мебели и утварь, знакомая нам по другим этнографическим собраниям Кипра; здесь же послужившие гончарам древности прообразом будущих изделий сушеные бутылочные тыквы, да не простые, а с нанесенной на них искусной резьбой с изображениями русалок, цветов и змей.

Мораль: не бывает монастыря без тайного хода...

Наша провожатая, завершая свой рассказ и экскурсию по залам, вдруг остановилась у низенькой двери, впору разве что Кролику из льюискэрролловской «Алисы в Стране чудес»: она была буквально на уровне колена. Элени пригласила нас заглянуть еще в один зал, как раз за той дверцей. Мы недоумевающе склонились и приоткрыли ее: позади оказалась еще одна небольшая, но позволяющая встать в полный рост комната — кузница! Наковальня, меха, молот и клещи — все, казалось, было традиционно и вполне на своих местах.

Мы решили, что, пожалуй, все сюрпризы на сегодня закончились, но не угадали: Элени, показывая вглубь каморки, бросила фразу, которая еще долго впоследствии не давала нам покоя: «… а вот это — вход в старинный тоннель. Куда он ведет и что там находится, мы до сих пор не знаем». Нам пообещали, что работы по изучению тайника будут начаты сразу по получении распоряжения от Департамента древностей. Вот только когда — неизвестно.

Прощаясь на сегодня с нашей потрясающей собеседницей Элени Христу, мы остановились еще у одного из подлинных шедевров собрания (в фойе Музея): двери церкви Св. Мамаса (XIX в.). Они, а именно резная фигурка деревянной совы, вдохновили нобелевского лауреата и поэта Джорджа Сефериса (1900-1971). Стихотворение поэта «Кипрские мелочи» было посвящено Адамантиосу Диамантису. Сова является внешней частью дверного засова, «восседая» над замочной скважиной: если на нее нажать, то с обратной стороны отпиралась створка двери и можно было войти в храм. Покидая его, дверь просто захлопывали. Именно к этой сове и обращается поэт.


Адрес: Пл. Архиепископу Киприану, Старый город
Открыт: вторник – пятница: 9:30 – 16:00, суббота: 10:00 – 13:00
Закрыт: понедельник и воскресенье
Вход: 2 евро (взрослый), 1 евро (студенты)
Телефон: +357 22432578

 

Больше информации: www.cypriotstudies.org  

До новых встреч!

Текст: Евгения Кондакова-Теодору.