Лимассол
  • Айя-Напа
  • Ларнака
  • Лимассол
  • Никосия
  • Пафос
  • Полис
oC
Грек по имени Грек
Грек по имени Грек
Интервью с архитектором
780
Дмитрий Гридин
Автор: Дмитрий Гридин
24.08.2020

Периодически мы знакомим вас на страницах нашего интернет-издания с разными людьми, имеющими интересные судьбы, или играющими роль в формировании современного Кипра, или имеющими какие-то выдающиеся способности. Сегодня в гостях у CyprusForTravellers лимассольский архитектор с большим опытом проектирования по всему греческому миру, автор значимого проекта в деревне Пиргос — Aroma Castle. От его взглядов, как и от взглядов других специалистов этой профессии, будет зависеть, каким именно станет облик городов Кипра в будущем.

Меня зовут Александр Грек Меликидис. Александр — первое, а Грек — мое второе имя. Но именно второе имя я и использую в быту — подарок отца и своеобразная стигма на всю жизнь. Он так и сказал: «Куда бы ты ни поехал, тебя везде будут звать грек. Так вот я и решил тебя сразу Греком и назвать». Я рад этому имени, поскольку, когда тебя 100 раз в день зовут «грек», у тебя все очень хорошо с самоидентификацией.

История понтийских греков берет свое начало еще с античных колоний Афин V века до н.э. Потом, во времена турецкого геноцида в XIX- XX века, спасаясь от преследований, многие греки, в том числе и мои предки, попали на Кавказ. Конкретнее, в Грузию, в Цалку (город и 22 деревни — область размером и населением сравнимая с Южной Осетией), что находится в 100 км западнее Тбилиси в горах на высоте 1600 м над уровнем моря. Вместе с греками сюда прибыли армяне и другие представители угнетаемых народов.

Национальный состав был довольно пестрый. Греки Кавказа очень интересный народ. Большинство из нас свободно разговаривает на двух-пяти языках. Чаще всего это греческий, грузинский, турецкий, армянский языки.

За два столетия, проведенные на Кавказе, греки впитали в себя историю, культуру и традиции местных жителей. Наши сразу стали вести себя как истинные кавказцы, «надавали» всем и после этого отношения между нашими народами стали теплые. И не смотря на это, все равно греки так и остались для грузин какими-то странными и непонятными людьми.

Когда меня спрашивают «откуда вы родом?», я всегда прошу уточнить, что именно имеется в виду: «где родился, где рос, где учился, где жил и где нахожусь сейчас»? В моем случае это все очень разные места. Я такой собирательный образ грека-космополита.

Родился на Кавказе, учился в Поволжье, в городе Пенза, долгое время жил в Салониках, в Греции, а теперь мой дом — Кипр.

Как я стал архитектором? У меня не было выбора. Для греков очень важно образование. И в момент моей юности в нашем городе около 60 процентов людей имели высшее образование. 50 процентов населения были врачами, а еще 50 процентов строителями. В нашей семье все старшее поколение было связано с больницей, но я такой тяги в себе не обнаружил. Тем более, я считаю, что любой грек прирожденный строитель. Есть такая шутка про «Понтийское проклятие» — если грек оказался где бы то ни было более, чем на 5 дней, он начинает строить дом.

Я с 14 лет на стройке. Все что можно делать на стройке, делал. Бегал с мешками цемента, был маляром, работал на прокладке автобана и т. п.

Позже поступил в Университет им. Аристотеля в Салониках на архитектурный факультет. Это жесткая школа мирового уровня. К примеру, выпускники британских архитектурных университетов по уровню знаний намного нам уступают. Университет Аристотеля интересен тем, что ни один специалист архитектурного факультета не имеет одинаковый багаж знаний. Все выпускники уникальны.

Я думаю, что греческая архитектурная школа так сильна, поскольку строительство у нас в крови. К примеру, греки лучшие в мире специалисты по работе с бетоном — со сложными формами. Все, что строит настоящий грек — основано на качестве. Поскольку здесь играет роль наша национальная черта — гордость за свою работу.

Но, конечно, есть и нюансы. Взять Кипр. Здесь довольно сильно влияние не только греческое, но еще и ближневосточное. А у арабов есть святое понятие «завтра». В их контексте «завтра» по факту означать может и «завтра», и «через неделю», и «через год», и «никогда». Киприоты с радостью переняли этот подход и теперь у них есть свое «завтра» — «аврио», которое уже стало нарицательным. В этом плане, стоит признать, полагаться на киприотов не всегда получается.

В самой континентальной Греции такого нет. Если там человек сказал «завтра», то «завтра» все и случится.

-

Все время почему-то думал, что Кипр это где-то очень далеко. У меня здесь живет сестра, и я приезжал сюда в 90-е. Принимал участие в строительстве аквапарка. Они (аквапарки) тогда почему-то быстро открывались и закрывались. Приехал и приехал. Не впечатлился и уехал.

Потом спустя годы меня долго сюда звали. Тут каким-то образом оказались все мои родственники, друзья детства, друзья с детского сада. Но я думал: что там делать, в этой «провинции»? А три года назад приехал просто отдохнуть. У меня тогда родилась дочь, и я хронически не высыпался. Поэтому, прилетев на Кипр, первое время даже не выходил на улицу, а просто все время спал. Потом прошелся и оценил, как все сильно изменилось здесь.

То, что происходит в Лимассоле за последние 10 лет, в Салониках не произошло за последние сто лет. Городское развитие более интенсивно. В Салониках зданий такого уровня как в Лимассоле нет. Хотя население Салоников более миллиона человек.

Еще один момент, который меня привлек: я в Салониках доезжал за 40 минут до аэропорта из дома, а тут за это время можно добраться до любого города. Это мне понравилось, но все равно не настолько, чтобы остаться. Все равно улетел. А потом предложили на Кипре интересный проект и тогда уже решил: все, точно переезжаю. Потому что архитектор, как «охотник на бизонов». Куда бегут бизоны, туда бежит и охотник. Так и архитектор, только его «бизон» это интересные проекты.

В целом мне нравится мой выбор. Хотя есть и некоторые минусы по сравнению с Салониками. Допустим, здесь бюрократия улетела назад лет на 15-20. То, что в Салониках в плане оформления документов происходит за 2-3 дня, здесь происходит за 2-3 месяца.

Зато архитектура Лимассола очень хорошая. Речь и о старой застройке, и конечно о повзлетавших в небо высотных зданиях. Еще недавно весь город был 2-5 этажным. А тут такое резкое изменение облика. Появление небоскребов — прямое следствие кризиса 2012-х годов. Все нормативные акты, регулирующие плотность застройки и высотность не изменились. Основной план развития города предполагает облик до 5 этажей в центре. Но после кризиса 2012-х было принято очень быстро несколько подзаконных актов, позволивших предпринимателям обходить эти нормы. В частности: люди стали торговать свободными метрами. Дело в том, что плотность застройки города четко определена и если где-то у кого-то есть свободное пространство, он может продать свои метры предпринимателю, который решил построить свой дом в другом конце города. То есть, метры покупаются в другом месте, однако общая плотность застройки остается фиксированной. И предприимчивые дельцы успели этим воспользоваться. Так и получилось, что начали строить небоскребы.

Я, как эколог (архитектурное кредо), считаю, что концентрация высот в малых пределах лучше, чем, если мы будем застраивать всю поверхность двухэтажными коттеджами. Мы когда строим дом, то неизбежно убираем из природы кусок. Так называемое «пятно застройки». Но это пятно гораздо шире, чем сам дом. Поскольку нужно еще построить улицы, коммуникации, сопровождающую инфраструктуру. Чем больше расползаются города, тем больше расползается сопутствующая инфраструктура. Вы только представьте, что в современном городе площадь дорог больше площади застройки. Поэтому, когда берется земля для строительства дома, фактически из природы забирается двойная площадь!

Когда же дом идет в высоту, у меня, как архитектора, есть возможность сохранить огромную площадь территории вокруг. В стоэтажном здании можно поэтапно расположить парк, гольф, спортзал. То есть за большинством того, что нужно, можно ездить не на машине, а на лифте. А лифт, как известно, намного экономичнее автомобиля.

Другой положительный очевидный момент. Чем больше человек платит денег, тем больше ему хочется, чтобы строение было качественное и имело архитектурный облик. Это ведет к повышению качества эстетического и технологического. Естественно, высотные здания стоят дороже. Поэтому небоскребы всегда лучшего уровня и класса, чем малоэтажные дома. Высотки, по моему мнению, меняют облик города к лучшему, а так же служат источником развития и прогресса.

-

Концентрация застройки это хорошо, но с другой стороны, в таких городах как Лимассол, концентрация происходит не за счет того, что на большой территории возникает большое здание, а за счет того, что на маленькой территории вырастает большое здание, у которого нет необходимой инфраструктуры. Нет нормальных парковочных зон, нет прилегающей территории. Из-за этого сильно возрастает нагрузка на дорожную сеть и это вызывает дискомфорт как у владельцев недвижимости в высотках, так и у тех, кто живет рядом.

Здесь стоит снова вспомнить все те же высотки. Но уже не в позитивном ключе. Территория застройки весьма небольшая и здания стоят впритык к малоэтажным зданиям, заслоняя большую территорию тенью. С парковкой там тоже не все великолепно. В итоге, есть негативные эффекты. Как всегда — во всем нужен баланс.

В плане развития города есть еще один любопытный фактор развития. Это русский фактор. В Греции русскоязычные, с которыми я имел дело, это в основном греки и армяне. Их менталитет близок к греческому. А здесь неожиданно чисто русский сегмент. Причем довольно специфический. Русские приехали сюда 20-25 лет назад, первая волна. Эти люди привезли с собой деньги, часто непонятного происхождения. Поэтому они легко с ними расставались. Они платили за все втридорога. Как в том анекдоте: турист заходит в магазин на Кипре и спрашивает почем мороженое. А продавец ему отвечает: «παγωτό — 1 евро, ice cream — 2 евро, а мороженое 3 евро». Этот принцип действует везде. И они заплатили в три раза дороже везде, где можно было заплатить. Особенно это касается недвижимости.

К примеру, контракт инженера или архитектора зачастую шел (да и до сих пор идет) не от того сколько будет построено квадратов, а от того, сколько стоит здание. Поэтому инженерам выгодно, чтобы здание стоило дороже. И они туда начинают все запихивать. Я видел проект, где 12 этажей дом, а у него колонны сечением метр на метр. Хотя там достаточно всего 45 на 45 сантиметров. Получается ненужный и бессмысленный перерасход бетона в три раза. Зато инженер заработал.

Как результат, большие вливания в очень сомнительного качества продукт. В основном, это просто квадратные метры. Качество таких домов оставляет желать лучшего. Единственное, что там как-то контролировалось, это статика здания. В остальном качество было ниже всех существующих норм. В том числе из-за этого, кстати, нормы поменялись. И теперь конструктив в два раза превышает необходимый.

Строя дом здесь мы превышаем норму конструктива на 25-30 процентов по сравнению с той же Германией. Мы строим сто квадратов и они строят сто квадратов. Наши сто квадратов на 30 процентов дороже в конструктиве, который, кстати, обычным жителем нигде и не чувствуется. К примеру, усиленный скелет конструкции — уменьшает пространство, утяжеляет здание, увеличивает стоимость и не дает никакой экономической выгоды. Это, кстати, объясняет, почему такие разные темпы и скорость строительства в разных странах. По сути, речь идет о колоссальных суммах.

Да, сейчас дома на Кипре спокойно выдерживают землетрясение 6-7 баллов (теоретически до 8,5). Максимум — где то штукатурка отвалится. Однако, это очень сильно бьет по экономике.

Роль архитектора на Кипре для русского и для грека принципиально разная. То, что для грека само собой разумеется, русскому человеку приходится объяснять. Я могу понять этих людей. Это поколение мне близко по возрасту: 40-50 лет. Люди, которые выскочили из советской системы и попали в Россию 90-х, где никакой закон роли не имел. И они приверженцы американской системы, в которой юридическое наполнение должно быть расписано на 50 листах контракта. Для грека это все несущественно. Достаточен один триптих, где написано: «я тебе доверяю» там железный номер сверху и это штука в судах в сто раз важнее любых контрактов. И самое главное — профессиональная этика гораздо жестче регулирует эти моменты для любого архитектора. Репутационные потери таковы что никто в здравом уме не станет подводить клиента.

Но для русского по каждому поводу необходимо ходить к нотариусу. При этом на Кипре очень сильны традиции. Если ты придешь к своему нотариусу, то у него вполне может оказаться акт купли-продажи, подписанный еще твоим дедом пятьдесят лет назад. То же самое с архитектурой. Техническое обслуживание, все что нужно сделать-переделать, это все сохраняется за одним и тем же архитектором, даже если собственник жилья меняется. И для местного грека понимание моей роли не требует никаких объяснений. Он знает, что может довериться мне полностью, потому что я его главный союзник против всех. А с российской стороны я встречал колебание и перестраховку.

В общем, оказалось, что из-за этой специфики и нюансов, я — нужного возраста и образования человек с русской и греческой школой. 40 процентов своих проектов делаю с местными, а 60 процентов с русскими.

Опять же для проекта Aroma Castle эта моя греческая космополитичность так же сыграла решающую роль.

Я не делаю рекламы, клиенты приходят ко мне по рекомендации. Мне рекомендуют их, им рекомендуют меня. Если за человека никто не ручается, то интерес и доверие к нему автоматически понижается. Все люди дорожат своей репутацией. Никогда и никто в нашем бизнесе авторитет себе не зарабатывает на ровном месте. Это все довольно быстро отбраковывается и отфильтровывается в процессе. И тут не бывает такого, что тебе говорят: «с этими людьми работать не надо», а потом смотришь: «ой, какие они замечательные!», да и наоборот тоже не бывает.

И вот, по поводу жилищного комплекса Aroma Castle ко мне обратился Дионисис Азовидис, человек, чьему авторитету я абсолютно доверяю, поэтому я изначально заинтересовался.

Почему мне бы хотелось уделить внимание этому объекту и рассказать о нем подробно? Во-первых, это то, чем я занимаюсь именно сейчас. А во-вторых, проект действительно значимый и интересный. Могу сказать, что занимаюсь им уже год и за это время приходилось переделывать эскиз и макет полностью 3 раза (в процессе докупались соседние участки и проект вырос почти в два раза). Очень сложная, но интересная работа.

Год назад меня пригласили на место в деревню Пиргос (ту, что рядом с Лимассолом) чтобы показать участок и спросить мое мнение. Первое на что я обратил внимание — это то, что мы находимся в деревне на самой ее макушке. И сразу стало понятно, что здесь можно сделать что-то действительно хорошее. Улучшить окружающую среду. О чем именно речь?

Пиргос — деревня древняя. Ей около 4000 лет. Она всегда была живой, однако будучи историческим объектом, не имеет исторического центра! Во многих деревнях есть какая-то небольшая площадь, куда стекаются все местные по любому поводу: праздники или просто выпить кипрского кофе. А в Пиргосе такой площади нет. Поэтому появилась идея создать псевдо-исторический центр. По всем правилам именно в месте нашего строительства он и должен был быть. Однако почему его там нет — доподлинно неизвестно.

Мы планируем, что наш объект станет хорошим экономическим кластером. Здесь поселится 150-200 человек, что для Пиргоса с населением 2500 человек очень существенно. Увеличится стоимость жилья в округе, таверны, кафе и рестораны получат большой приток клиентуры. Мы надеемся, что этот проект даст деревне толчок к росту и развитию.

Когда строятся небольшие комплексы где-то на окраинных холмах, то там жители не интегрированы в деревенскую жизнь. Они ездят закупаться и по всем остальным важным вопросам в город. У нас же комплекс находится в самом центре деревни. Соответственно, люди не будут ездить в город по поводу каждой мелочи, потому что все кафе, магазины одежды и супермаркеты находятся в шаговой доступности на расстоянии 50-100 метров. То есть и автомобильной загруженности, как никогда актуальной сегодня, не произойдет, ведь все доступно пешком.

Почему такое интересное название Aroma Сastle? У любого здания должна быть легенда. Одна лишь форма не имеет самодостаточности. Если у проекта нет идеи, то этот проект превращается в формальность. Название Aroma Сastle родилось на стадии проектирования, когда один из владельцев этого проекта решил, что в комплексе непременно должно расти оливковое дерево в центре двора. А, как мы знаем, олива — один из важных и значимых природных компонентов для изготовления ароматических масел. Тут же кто-то вспомнил, что раньше, в древности, Пиргос славился именно как центр по производству ароматических масел и парфюмерии, чуть ли не с минойской эры. Плюс, само название населенного пункта «Пиргос» переводится как «башня». То есть, скорее всего, когда-то давно здесь стояла башня. Ну, а если башня, то сразу ассоциация с замками. А учитывая, что мы создаем не только жилой комплекс, но и псевдо-исторический центр деревни — замок, как идея, подходит максимально удачно.

Еще один образ, которым мы вдохновлялись — Тосканская деревня. Эти деревни строились так, что запирались от внешнего мира воротами и никто без приглашения туда по собственной инициативе попасть не мог.

Сам жилой комплекс — настоящая крепость. Туда не попадет не только вор, но и никакой случайный посетитель. Вся территория комплекса делится на внутреннюю и внешнюю зоны. Во внутреннюю можно попасть только через контролируемые ворота (центрального входа и подземного уровня) просматриваемые камерами из офиса охранника, во внешнюю зону, включающую в себя парк с детской площадкой, открыт доступ и соседям. Вы можете спросить: «а как же это сочетается с историческим центром деревни, куда, наоборот, обычно приходят все желающие?» Да, сам Aroma Castle будет закрыт. Однако перед ним получится небольшая площадь. И мы планируем поспособствовать тому, чтобы именно эта площадь стала тем самым псевдо-историческим центром.

Мои учителя говорили: «строй всегда из того, что лежит под ногами». С точки зрения экологии и единства архитектурного ансамбля это очень верный подход. Дома будут суперсовременными, однако при этом в общий пейзаж впишутся «как родные».

Когда речь идет о проектировании жилого комплекса или частного дома, то всегда надо задавать себе вопрос: «а я бы хотел в таком доме пожить?». И мой ответ да! Я типичный представитель целевой аудитории: семейный человек с неплохим достатком и детьми школьного возраста. В жилом комплексе будет внутренний двор, который запирается. Окна всех квартир выходят и во внутренний двор и на собственные небольшие садики. То есть ребенок и сам гуляет и одновременно под присмотром. Мало какое жилье дает такую опцию. Родители знают как это ценно. А что во дворе? Там тенек, фонтан, деревья, уют. Кстати, во внутреннем дворе не будет никаких машин — все они в подземном паркинге.

Многие забывают, что жилье мы покупаем, как правило, не на 5, а на 20-40 лет. И если сегодня ты спокойно забегаешь на несколько этажей, то через 30 лет это уже может быть проблемой. Поэтому на небольшой комплекс имеется сразу 5 лифтов, которые идут из подземного паркинга на крышу, примерно по одному лифту на 4-7 квартир. То есть, ты приезжаешь на своей машине в подвал и сразу же имеешь доступ к техническому этажу, в котором индивидуальные парковочные места, небольшие кладовые на каждую квартиру и непосредственный выход к любому из лифтов. Нигде тут нет больших перепадов высот — люди с ограниченной мобильностью могут попасть без усилий на любой уровень комплекса. Эта архитектура, что называется, для людей.

У нижних квартир свои дворики. У верхних квартир жилая крыша. С крыши прекрасный вид на море, туда можно поставить джакузи или разбить сад. Что очень важно, комплекс находится на холме, поэтому вид не будет перекрыт даже в будущем.

Если все будет хорошо, то через пару лет мы откроем парадные ворота для владельцев. Но приобрести здесь жилье можно будет буквально через несколько месяцев.

Почему выгодно покупать квартиру в Aroma Сastle? Конечно, такой же жилищный сегмент присутствует и в городе. Но возьмем для примера лимассольскую квартиру такого же типа. По размеру жилье в Aroma castle будет метров на 30 больше чем в городе, по комфорту все стандарты того же уровня, по природным условиям в два раза лучше, потому что высоко, красиво, прохладно, а по цене в полтора-два раза дешевле за квадратный метр.

Мы будем конкурировать с людьми, которые продают жилье подобного уровня, но не подобного качества. Они просят около 5000 евро за квадратный метр. А у нас, я думаю, будет 2800-3200 за квадратный метр. Путем нехитрых вычислений, можно понять, что за разницу в «7 минут» (от Пиргоса до Лимассола ехать 7 минут) вы сможете сэкономить стоимость дома. Кстати, до моря из Aroma Castle ехать всего 3 минуты.

Еще один важный плюс, потенциальный клиент может купить жилье и сразу же его сдать. Очередь на аренду недвижимости в Пиргосе огромная, а вот предложения фактически нет. Дома все старые и свободных среди них не бывает.

Надеюсь, Aroma Castle станет эпицентром роста и развития деревни Пиргос. Нельзя, чтобы такое прекрасное место c 4000 летней историей оставалось в тени гигантского раскрученного мегаполиса Лимассола. Деревенский быт и культуру нужно не только сохранять, но и приумножать, тем более, если он отличается от городского качеством, а не функционалом!